Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300
Три дня после дембеля - часть пятая

Категории: Инцест, Гетеросексуалы, В первый раз, Пожилые

Автор: shmaisser

Дата: 2 марта 2021

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

— Через три дня когда твоя мама Костя, перестала ходить в раскорячку, после той ночи с армянами у меня дома. К нам днём в магазин заехали Баграм с Арменом, как раз был обеденный перерыв. Я им мясо для шашлыков приготовила, а они нас в подсобке троих, вдвоём одели на свои длинные " шампуры". - засмеялась довольная своей шутке Люба.

Двоюродная тётя сидя со мной на кровати, сделала мне минет, а я в ответ вылизал у неё влагалище, лёжа на животе между раздвинутых ножек маминой сестры. И вдогонку засадил тётке " по офицерски", задрав её красивые длинные ноги к себе на плечи.

Эту развратную позу Люба мне сама показала, ведь я и не предполагал, что так можно сношать женщину.

— Они, что внаглую пришли днём к вам в магазин и выебли мою мать, тебя Люба и бабу Веру? - удивлённо переспросил я у тётки сидя с ней за столом на кухне. - после хорошей " разминки" на кровати, утолив на время друг у друга жажду страсти, мы с Любой выпили водки и ели жаркое из говядины.

Пока я перекуривал, тётка нарезала тонкими ломтиками говяжью вырезку принесённую из магазина, отбила её деревянным молотком на доске. И быстро поджарила на сковороде отбивные из говядины.

— Ну не пришли, а приехали племяш. У Армена белая " Волга" была. Со двора к магазину заехали, чтобы машину с улицы не видно было. А я их через заднюю дверь в подсобку впустила. Но мне тогда мало " досталось", всего один раз с Баграмом на стуле перепехнулась. А вот Ивановну с Сергеевной, как следует в жопы продрали и не один раз. Мне пришлось за вазелином в соседний промтоварный магазин бегать. - смеясь сказала тётка, садясь голой попкой ко мне на колени.

Выпив водки и основательно подкрепившись жарким из говядины, голая тётя сидела у меня на коленях, поздно вечером, находясь в своей уютной квартире на втором этаже в старой хрущёвке, возле городской бани.

Люба курила сигарету обняв меня за шею рукой и стряхивая пепел в пепельницу на столе, рассказывала как их ебли армяне в обеденный перерыв в подсобке " пятого" магазина.

— А бабу Веру как они уговорили? И тоже её в жопу как и мою мать трахали? - спросил я у тётки, глубоко затягиваясь сигаретой от возбуждения.

Я придерживал рукой за талию сидящую у меня на коленях мамину двоюродную сестру и куря сигарету, слушал её откровенный рассказ об том, чем моя добропорядочная мать, степенная замужняя дама Нина Ивановна, занималась в обеденный перерыв у себя в магазине.

— Эта Вера Сергеевна, моя родня, блядь из блядей, её и уговаривать особо не надо было. Баграм с Арменом заплатили им хорошо за то, что в жопу их будут пороть. И после бутылки коньяка, которую мы выпили на пятерых, Нина с Верой сняли с себя трусы и легли животами на мешки с сахаром. Армен твою мать Костя в задний проход драл, а Баграм засаживал в жопу Вере. А я на " шухере" стояла, смотрела в окно чтобы к магазину никто не подъехал, могли в обеденный перерыв товар из области привезти. - закончила свой рассказ Люба, ерзая попкой у меня на коленях.

После слов двоюродной тёти, у меня встал колом член, только от мыслей о том, что мою уважаемую мать, ебли в обеденный перерыв в магазине, заезжие в наш город армяне.

И даже на миг представил себе подсобку " пятого" магазина, мешки с сахаром и лежащих на них животами мою мать, заведующую Нину Ивановну и старшего продавца Веру Сергеевну.

Обе почтенные женщины были без трусов и бестыдно выставив кверху свои белые голые жопы, застыли в приятном ожидании когда их начнут ебать в задние проходы, загорелые и волосатые армяне.

— Баграм с Арменом больше месяца у нас в городе на рынке торговали, а потом уехали к себе на родину в Армению. И всё это время, они частенько заезжали к нам в магазин в обеденный перерыв. А после работы, увозили нас троих на своей " Волге" на природу и там ебли. Летом ведь дело было. А когда они уезжали в Армению, один из армян пожилой Армен, звал твою мать Костя с собой. До того ему она понравилась, что он даже жениться на ней хотел. Но Нина отказалась. - тётка слезла с моих колен и взяв меня за руку повела за собой в зал на кровать.

После её рассказа как их ебли армяне, член у меня стоял колом и развратная тётушка этим воспользовалась.

— Я тебе сейчас дам немного в попу, чтобы ты имел представление об этом племяш. Но только весь мне его в неё не засовывай Костя. У меня в попке геморрой и мне будет больно. - сказала Люба, держа в руках тюбик с вазелином.

Когда мы зашли с ней в зал, тётка порылась в бельевом шкафу и к моему удивлению, взяла там вазелин.

— Представляешь Кость, после того как те армяне уехали, твоя мама мне жаловалась, что не хочет теперь заниматься обычным сексом с мужчинами, а ей больше нравится в попку. Подсадили Ивановну плотно на анал, Баграм с Арменом. - смеясь говорила мне Люба, густо намазывая мою залупу вазелином.

А у меня аж член от предстоящего таинства задергался. Ведь то чем я сейчас буду заниматься с двоюродной тётей, а вскоре возможно и с мамой, было не совсем обычно и являлось извращением. Засовывать член женщине в задний проход, в то место которым она ходит в туалет, для меня было шоком.

— Ну вот, вроде всё дорогой. Другому бы не дала, а тебе дам Костя, потому что люблю, и ты будешь моим мужем. - сказала Люба, закончив мазать мне член вазелином, изведя на мою залупу, наверное половину тюбика смазки.

Тётя полезла на кровать и встав на ней на четвереньках, нагнула голову к подушкам, выпятив кверху свою небольшую словно футбольный мячик попку.

— Давай племяш, но только тихонько Костя, не делай мне больно милый. - Люба повернула голову от подушек ко мне, а её глаза выражали страх.

Мамина двоюродная сестра и хотела дать своему племяннику попробовать с ней анальный секс, но в то же время боялась, что ей будет больно из за геммороя у неё в заднем проходе.

— Аааа, оооййй, тише, тише плямяш, я же тебя просила только головку мне в неё всунуть, а ты на весь загнал. - сквозь стоны выговаривала мне Люба, стоя "раком" на кровати вцепившись руками в её спинку.

А я находясь позади неё, придерживал тётушку руками за бедра и тихонечко её ебал в задний проход, испытывая от этого очень приятные ощущения, гораздо приятнее, чем обычный секс во влагалище.

— Я же тихонько тётя, потерпите немного, ааа, ооойй. - успокоил я мамину сестру, размеренно ебя её в жопу.

Изначально я и не хотел ей засаживать глубоко в задний проход. Встав на четвереньках позади Любы, я одной рукой раздвинул половинки её пухленькой жопки, увидев перед собой тёмно-коричневое тётино очко, надавил на него покрытой вазелином залупой и осторожно всунул в него головку.

Тётка почуяв мою залупу в своем заднем проходе, заводила жопой словно пытаясь высвободиться, но тем самым ещё глубже насадилась анусом на мой член. И мне ничего не оставалось делать, как придерживать двумя руками мамину двоюродную сестру за бедра, тихонечко толкать член ей в задний проход.

— Ой, Кость, кончай быстрее, мне больно милый. - попросила Люба, стоя на коленях на кровати, держась руками за её спинку, повернув голову в мою сторону.

Чувствуя приближение скорого оргазма, я уже не сдерживал себя и засаживал тёте на всю длину, вгоняя член ей в тёмно-коричневое очко до яиц.

Совершая быстрые, возвратно-поступательные движения, придерживая мамину сестру руками за бедра, не давал ей соскочить с моего члена, как она возможно хотела. И вскоре кончил, впрыскивая в прямую кишку двоюродной тёти, порции молодой и жирной спермы, очень полезной для женщин в возрасте.

А ебать в жопу приятнее чем в пизду. Не зря армяне русских баб предпочитают туда сношать? Подумал я заканчивая спускать в горячий и узкий задний проход любимой тёти.

— В следующий раз племяш, я сама тебе на член попкой сяду. А то ты мне его на весь загнал. - говорила тётка, моя мою залупу в ванной тёплой водой.

А на ней был непривычный желто-белый налет, я достал маминой сестре до кишок, и я чувствовал как моя залупа упиралась в глубине заднего прохода у тёти, во что-то твёрдое.

— Я думала больно будет. А оказалось только немного поначалу, когда ты мне его на весь туда всунул Кость. Потом боль прошла, но и приятно не было. Не понимаю как твоя мать от анала кончает? - сказала Люба, сидя со мной на кухне.

Тётя выпила водки и закусив её жареным мясом, расслабленно курила, отходя от болезненного для неё секса в задний проход. Я от водки отказался, мне в данный момент хотелось выпить пива, две бутылки которого стояли у тётки в холодильнике.

— Я не верю тётя что Нина мне даст. Даже в голове подобное не укладывается. - сказал я Любе, усаживая молодую женщину к себе на колени.

Мне жутко понравилось трахать её в попку, но кайф был не полный, из за того, что самой Любе было больно и она не испытывала удовольствие вместе со мной. Другое дело её толстожопая двоюродная сестра, которая подсела на анальный секс и получает от него удовольствие.

Я только представил себе на месте Любы свою мать Нину, стоящую раком на кровати, и её белую, толстую жопу. И у меня начал вставать член.

— Блядь, я же тебе русским языком сказала, что завтра приведу сюда твою мамашу и ты её трахнешь. Её давно уже никто не ебёт. Она мне сама говорила, что от недоёба, у неё низ живота начал болеть. Даже отцу твоему хотела дать, но у него на неё не встал, сколько Нина ему не дрочила. Совсем спился Толик, а раньше нормальный мужик был. Так, что тебе Костя, предстоит завтра свою мать " лечить", а иначе она может серьёзно заболеть. - тётка встала с моих колен, обхватила рукой меня за член, слегка его вздрочнула придавая моему органу боевое положение и держась за него одной рукой, со стоном села мне на член влагалищем.

— Аааа, оооой, вот так я люблю, мне так хорошо, а в попке ничего не чувствую кроме боли. - завыла застонала Люба, еразая на моем хую сидя у меня на коленях.

Старый кухонный стул под нами скрипел в такт тёткиным движениям, а я придерживая мамину сестру руками за бедра, думал смотря ей в глаза, что неужели тётя мне не врёт и я уже завтра смогу увидеть свою маму голой. Она как и её сестра будет сидеть у меня на коленях, ерзать вверх и вниз, а я стану придерживать мамашу руками за её крутые бедра, смотря при этом ей в глаза.

И по честному мне в это верилось с трудом. Одно дело что мать заигрывала со мной, оставляла свои ношенные трусы в ванной, халат прозрачный надела на себя, что бы сын мог увидеть её интимные места. Даже целовалась в губы взасос. Но это шалости по сравнению с тем, что Нина ляжет со мной в постель и позволит себя сношать, не только в обычной позе, но и в извращённом виде.

— Пошли спать племяш. На сегодня хватит. Я хорошо кончила, а тебе нужно набираться сил на завтра. Твоя мама очень горячая женщина и с ней тяжело справится в постели, даже такому молодому и сильному парню как ты Костя. - сказала мне Люба вставая с моих колен.

Тётка с воем кончила ерзая на моём хую, и сидела у меня на коленях до тех пор, пока мой член в её влагалище не обмяк и стал вялым.

— Что хотите можете мне говорить тётя, но я не могу поверить в то, что завтра моя мать придёт к вам и ляжет со мной в постель. - сказал я Любе лёжа с ней в темноте на кровати под тёплым одеялом.

Тётка как обычно легла на бок к стенке, на которой висел гобелен с оленями на водопое. А я лёг к ней сзади прижимаясь опавшим членом к её попке.

— Да всё завтра будет глупенький, спи давай. - ответила мне Люба, сердито сопя носом.

Моя двоюродная тётя уморилась на работе, простояв целый день на ногах за прилавком. Сейчас после выпитой водки, сытного ужина и секса с молодым племянником, банально хотела спать.

И вскоре я заснул вместе с ней, лёжа с голой молодой женщиной, своей двоюродной тётей, под тёплым байковым одеялом, в уютной однокомнатной квартире на втором этаже, в старой "хрущёвке" возле городской бани.

— Просыпайся соня, утро уже, а он всё спит. - сквозь сон услышал я мамин голос, и когда открыл глаза, к удивлению увидел Нину сидящую на краю кровати.

Мать водила мне по носу подушеками пальцев и насмешливо смотрела на меня.

Нина была одетой в пальто, в махеровом платке на голове и в чёрных сапогах-чулках на ногах. Очевидно мать только что зашла с улицы в квартиру своей двоюродной сестры и не раздеваясь пришла в зал, и села ко мне на кровать.

— А где Люба? И ты почему не работе Ивановна? - спросил я у матери не разобравшись с просонья, что к чему. А потом смотря в красиво накрашенные синими тенями глаза мамы Нины, на ресницах у которой ещё не растаяли снежники от идущего за окном снега. Я понял зачем мать пришла в квартиру двоюродной сестры ранним утром.

— Люба на работе, торгует в магазине вдвоём с Верой Сергеевной. А я решила сегодня отдохнуть, взяла отгул и пришла к твоей " невесте" домой с проверкой. Она мне сказала что вы хотите жить вместе, вроде как стать мужем и женой. И я решила посмотреть чем она тебя тут кормит. - ответила мне мать, ложа свои холодные с мороза ладошки на мою грудь.

Я лежал на спине наполовину укрытый одеялом, и мама сидя рядом со мной на краю кровати, ласково гладила мне грудь своими холодными ладонями. А ещё у меня стоял колом член и я лежал под тёплым байковым одеялом голым, как вчера ебал тётку, так и заснул.

А она взяла отгул на работе и пришла в квартиру своей двоюродной сестры не с проверкой, а выполнять условие которое я поставил Любе. И лучше места и времени для порева с родным сыном, для Нины и не найти.

Вчера мы с Любой пришли к ней домой поздно, у неё в подъезде не было света, хулиганы повыкручивали в этот раз лампочки на обоих этажах. И мы поднимались по лестнице в квартиру тётки на ощупь, подсвечивая себе под ноги зажигалкой. Стало быть никто не видел что Люба привела к себе домой молодого племянника.

Мать проводила на работу мужа, сходила к себе в магазин, взяла ключ от квартиры у сестры, и пришла к ней домой по её просьбе, потрахаться со мной, иначе я не соглашусь на ней жениться. И никто ничего не заподозрит, ведь Толян будет думать что его жена на работе в магазине, а сам папаша раньше шести, а то и семи вечера из своей " Сельхозтехники" домой не придёт.

Наверняка мать дала мужу ещё " трояк" чтобы тот не спешил к домашнему очагу, а заглянул по пути в пивбар. А там папаша как минимум на пару часов задержится. И у Нины будет уйма времени, для того чтобы перепехнуться с сыном и вернуться домой перед приходом мужа пропойцы.

Да и у моей матери на случай если Толян вернётся из пивбара не совсем бухой и начнёт по привычке обвинять жену в блядстве. Сто процентов припасена бутылка " червивки", а то и водки, чтобы подпоить " рогатого" мужа. Которому она давно наставляет большие "рога" сношаясь с молодыми парнями, а в последнее время с заезжими в наш город южанами, приучившими мою мать по словам тётки, к извращенному сексу в задний проход.

— А ты не против Ивановна, что я на твоей двоюродной сестре жениться хочу? - спросил я у матери, беря в руки её ладошки и как бы потянул на себя в кровать.

Но Нина упёрлась и не поддалась на моё желание, уложить её к себе рядом в постель.

— Ты знаешь Костя. Я когда её к тебе на свадьбу в столовой подослала, думала, что ты на ней " дурь" свою молодую сгонишь. И я не предполагала того, что Люба втюрится в тебя сынок. Женись на ней Костя. Она раньше была блядью, но женой будет хорошей. - ответила мне мать сидя со мной рядом


на кровати.

Нина упёрлась одной рукой мне в грудь не давая себя завалить на постель, а другой рукой мать пошарила на полу возле кровати, подняла оттуда мои трусы и дала мне их в руку.

— Одевайся давай сынок, нечего перед матерью голым лежать. Иди в ванную умойся и приходи на кухню, я тебя кормить буду, да и сама с тобой позавтракаю, дома не успела поесть. - смеясь сказала Нина наклоняясь ко мне и целуя по матерински в щёку.

А она уже с утра немного бухая? Подумал я ощущая шедший изо рта у мамы, стойкий запах водки. И он был совсем свежий, или она выпила дома, или на работе. У тётки как я знал водки не было, вчера мы её выпили на двоих.

Я было хотел откинуть с себя одеяло и показать Нине свой стояк. Но потом передумал, ещё успею, мать наверняка принесла с собой выпить и ей нужно основательно догнаться, чтобы лечь в постель с сыном. А лишняя настойчивость с моей стороны, может всё испортить. Да и куда спешить? Было бы вообще по кайфу, если бы Нина не сразу мне дала. Возможно даже бы отвесила пощечину по лицу, за мою наглость. Как вчера дома, когда я взял в ладони ягодицы её голенькой попки, задрав на матери халат.

Да было бы намного приятнее соблазнять родную мать на секс, нежели чем Нина тупо раздвинет свои ляжки передо мной. Подумал я лежа на кровати под одеялом голый, с отменным стояком и смотря на сидящую рядом мать.

— Ладно я пойду пальто с себя сниму и сапоги, а то припёрлась к Любе в комнату в обуви. Но я тебя хотела соню разбудить. - засмеялась Нина, вставя с кровати.

Мать повернувшись ко мне задом, пошла в прихожею раздеваться, цокая по полу каблуками своих чёрных сапог-чулок, которые Нина одевала только по праздникам. Да и пальто на матери было надето дорогое драповое, с воротником из норки. Под чёрным драповым пальто, приятно выпирал её объёмный зад.

А я смотря ей в след, откинул с себя одеяло и лежал голый на кровати со стоячим колом членом. Мне было без разницы, если мать обернётся и увидит сына во всей красе. Но Нина не обернулась, я встал с кровати, одел на себя трусы, а брюки с рубашкой одевать не стал.

В маленькой однокомнатной квартире у тёти было тепло и даже жарко. Скорее всего кочегары в городской котельной были сегодня трезвые и не ленились подкидывать в котлы угля. Что было мне на руку, можно было ходить по квартире в одних трусах, да и в тепле гораздо приятнее заниматься сексом чем на холоде под одеялом.

По-быстрому сходив в туалет поссать, я зашёл в ванную, почистил зубы, не очень хотелось чтобы Нина при поцелуе со мной, чувствовала у меня из рта запах перегара. Умылся душистым мылом и с неспадающим стояком в трусах, пошёл на кухню к матери.

Хуй у меня и не думал падать, ведь только от одних мыслей о том, что родная мать специально взяла на работе отгул и пришла пьяная в квартиру своей двоюродной сестры, для того чтобы дать сыну. Вызывало во мне дикое, просто животное желание, и делало мой член в трусах буквально " каменным".

Выйдя из ванной я пошёл на кухню откуда доносился запах жареных котлет. И увидел Нину стоящую ко мне спиной возле газовой плиты. Мать жарила на сководке котлеты переворачивая их вилкой чтобы они не подгорели.

Несколько секунд я смотрел на мамину жопу, выпирающую у неё под тугой чёрной юбкой. На Нине была надета её любимая чёрная юбка по колено, в которой она была в день моего приезда из армии.

На маленькой кухне в квартире у тёти, было ещё жарче чем в комнате. И Нина стояла у плиты в юбке и в леопардовой расцветки блузке. А её вязаная кофта с блёстками висела на стуле. Мать сняла её из за жары. И что ещё меня поразило в одежде мамы, и одновременно не на шутку возбудило. То, что на ногах у Нины были натянуты белые нейлоновые чулки. Под пальто их не было видно когда она зашла ко мне одетая в зал, а сейчас я видел эти блядские чулки у матери под юбкой и как они возбуждающе обтягивают её ноги и ляжки.

А ещё Нина не сняла с себя свои чёрные сапоги, которые на ногах у матери были чуть не по колено, и в белых нейлоновых чулках в сочетании с чёрными сапогами на высоком каблуке, в туго сидящей на жопе в обтяжку чёрной юбке, Нина смотрелась восхитительно.

Охренеть в мороз мать одела нейлоновые чулки, вместо привычных в эту пору тёплых шерстяных колгот? Подумал я ошалело смотря на маму сзади. Нина специально для меня их одела на себя, чтобы возбуждать в них сына. И она этого добилась.

— Какие они у тебя больше Ниночка! - сказал я матери подойдя к ней сзади и беря в руки её тяжёлые сиси, выпирающие у неё через тонкую пятнистой расцветки блузку. Одновременно я поцеловал мать в шею, и прижался к её жопе под туго обтянутой юбкой, стояком в трусах.

— А у неё что не такие сиськи? - Нина даже котлеты перестала переворачивать в сковородке и так и застыла с вилкой в руке.

— У твоей сестры они мягкие как вата, а у тебя упругие, такие большие мам, и их так приятно держать в руках. - ответил я Нине, не выпуская из ладоней её большие налитые сисяры, которые даже через блузку было по кайфу держать в руках.

Я стоял позади матери на кухне у её двоюродной сестры и внаглую мял у неё груди через тонкую ткань блузки, упираясь вставшим колом членом ей в жопу. А мать молча позволяла мне лапать её за сиськи не делая попыток отогнать наглого сына от себя.

И это подтвердило мои догадки, что Нина пришла сюда не кормить меня, а конкретно перепихнуться со мной по просьбе своей сестры.

— Котлеты сейчас подгорят. Перестань сынок, успокойся. - тихо сказала мне мама, мягко отстраняясь от меня.

— Лучше хлеба 🍞 нарежь на стол Костя, чем руки свои распускать. Я смотрю Люба тебя разбаловала не в меру. Придётся твоим воспитанием заняться сынок. - сердито сказала мне Нина, стоя у плиты и одергивая задратую блузку.

Лапая у матери сиськи, я ещё умудрился задрать кверху у неё блузку и погладить у Нины животик, нежный и сексуальный, держать в руках его было сказочным наслаждением. И я даже не знал, что мне приятнее было, мять у матери груди, или ласкать у неё нежный, небольшой животик.

Пиздец, я наверное с минуту упирался стояком в трусах ей в жопу через юбку, держал в ладонях у матери груди, тихонечко их мял и целовал ей шею. А Нина всё это время спокойно стояла у плиты и позволяла взрослому сыну лапать себя за сиськи. Ей самой было приятно и мать отогнала меня от себя только из того, что подгорят котлеты которые она жарила на сководке.

От сознания факта, что скоро я смогу увидеть свою маму голой и лечь с ней в тёткину постель. У меня тряслись руки когда я резал на столе 🍞 хлеб.

— Сегодня мы с тобой по настоящему твое возвращение из армии отметим сынок. Тут нам никто не помешает, дверь я закрыла на ключ, а твоя " невеста" вернётся домой поздно вечером. - сказала мне мать, ставя сковородку с жаренными котлетами на стол.

При этом Нина посмотрела на меня таким блядским взглядом своих накрашенных глаз, что у меня аж член дернулся в трусах и я чуть не порезал себе руку 🔪 ножом, которым резал на столе хлеб.

— У твоей " невесты" в холодильнике шаром покати, а я как знала принесла с собой еды. - цокая каблуками своих чёрных сапог-чулок, Нина сходила в прихожую и принесла из неё большую хозяйственную сумку в которой звякнули бутылки.

— Вот всё из дома и ещё теплое. - мать поставила сумку на стул и стала доставать из неё, чашки с толченной картошкой, различные салаты, селёдку, нарезанную колбасу с сыром и даже чашку с холодцом.

И последними на стол встали две бутылки пшеничной водки, бутылка любимого Ниной венгерского вина "Токай" и несколько бутылок пива "ячменный колос".

— Наливай давай Костя. Ты вроде один тут мужик со мной. - сказала мне мать, сделав ударение на слове мужик.

Нина была в курсе того, что двоюродная сестра " сломала" её сыну "целку", и в красивых маминых глазах сквозило разочарование по этому поводу. Возможно мать сама хотела сделать меня мужчиной, но Люба её опередила.

— Давай на брудершафт с тобой выпьем сынок. Дома нам не дали толком это сделать. А здесь никто не помешает. - неожиданно предложила мне Нина, вставя изо стола с налитой рюмкой водки в руке.

— За тебя Ивановна, чтобы ты была всегда такой же красивой как сейчас. - сказал я матери, стоя с ней возле стола, скрестив руки с налитыми рюмками.

— И за тебя сынок, люби других женщин, но не забывай про мать. - ответила мне Нина, опрокидывая рюмку с водкой в накрашенный яркой помадой рот.

Что ни говори, а продавщицы из " пятого" магазина умели пить. Тётка та вообще выпивала стопку водки одним глотком. Да и её двоюродная сестра от неё не отставала. Только Люба пила водку словно воду, а Нина даже сухое вино запивала лимонадом, вот и сейчас выпив водки, мама скривила свои красивые губки и замахав ладошкой возле рта, попросила дать ей воды запить.

— Сынок, налей мне пожалуйста водички из под крана. - Нина стояла у стола с открытым ртом и махала возле него ладонью, так делают некоторые женщины, когда выпивают крепкий алкоголь.

Поставив пустую рюмку на стол, я метнулся с кружкой к "мойке", открыл кран, набрал воды и подал её матери.

— Ой, спасибо милый, с непривычки дыхание зашлось. Я ведь больше вино пью, чем водку. - поблагодарила меня Нина выпив воды и у неё всё тут же прошло.

Мать перестала махать ладошкой возле рта, запив выпитую водку водой из под крана. Но ни она, ни я не спешили закусывать, ведь мы выпили на брудершафт, а за ним должен быть последовать взаимный поцелуй.

— Я вчера тебя ударила по щеке сынок. И по делом, потому что ты не к месту руки распустил. Отец мог прийти в любой момент, дверь ведь в квартиру я не закрывала. А сейчас мы одни, дверь закрыта на ключ и к нам никто не войдёт. Так что давай сынок наверстывай упущенное, пока возможность есть. - смеясь сказала мать, беря меня за руки и ложа их к себе на попу.

— Ну что же ты сынок, смелее, я разрешаю, бить больше не буду. - засмеялась Нина, видя что я не решаюсь мять ей жопу.

А у меня от её неожиданного предложения буквально ступор напал. Но длился он недолго, как только Нина меня поцеловала в губы взасос, обняв руками за плечи, плотно прижимая к себе. Я взял в ладони её пухлые " булки" и стал их мять через юбку.

Мать глухо застонала, заосопела носом и заводила жопой в разные стороны. Зад у заведующей "пятым" магазином Нины Ивановны, был особой эрогенной зоной, и моя мать любила когда ей мяли жопу руками во время поцелуя.

— Обожаю, если мужчины мне попу ласкают. - Нина на миг оторвалась от моих губ и смотря мне в глаза высунула яык изо рта и дала мне его пососать.

Я сразу врубился что нужно делать. Взял в рот мамин язык 👅 и стал его сосать, смотря Нине в глаза и не выпуская из рук её попу, которую мне так приятно было мять через юбку.

И это было вообще за гранью, сосать у родной матери язык, упираться стоявшим как кол членом ей в живот и мять двумя руками половинки её пухлой попы через одежду.

— А я ещё выпить хочу. Мне сегодня можно. Ведь я в отгуле. - сказала мне мать, убирая язык который я с наслаждением сосал, обратно в рот.

Нина села за стол и сама не дожидаясь меня, взяла бутылку с водкой в руку и накатила себе половину гранёного стакана.

Два двести пятьдесят

граммовых стакана стояли на столе, рядом с рюмками. Я пил из них 🍺 пиво и чай. Но сейчас Нина решила выпить большую порцию водки разом, чтобы побыстрее закосеть.

И глядя на свою мать я понял. Она хотя и была блядю, раз сношалась с молодым парнем и с армянами в задний проход. Но в то же время Нина была матерью, у которой всё же осталось чувство стыда перед сыном. И ни одна мать не ляжет в постель со своим взрослым ребёнком на трезвую голову. Потом да, а впервый раз нет, женщине тяжело переступить через запретную черту, перейдя которую возврата к прежней жизни уже не будет.

— А тебе Костя водки больше не дам. Хочу чтобы ты у меня был немножко выпивши, но не пьяный. Можешь пива себе налить, если хочешь выпить со мной за компанию. - сказала мне мать, пододвигая второй стакан и убирая от меня рюмку.

Ясен хер, если я напьюсь то кто тебя тогда ебать будет Нина? Подумал я про себя, открывая бутылку пива и наливая себе слабоалкогольный напиток в стакан. Да и по честному мне выпивать вовсе и не хотелось. С пьяну и кайф с женщиной не тот. Лучше быть немного выпивши как сейчас и тогда я сполна смогу насладиться роскошными прелестями своей сорокалетней матери.

— Ну вздрогнем, за нас с тобой и за тех кто в море. - толкнула тост Нина, чокаясь со мной налитым до половина гранёным стаканом с водкой.

Этот тост за тех кто в море я не любил. Обычно так говорил Толян, выпивая во дворе с мужиками. Непонятно зачем мать его произнесла?

— Ох и крепка советская власть. - выдохнула Нина выпив налитую водку в стакане до дна и тут же запила её водой из кружки.

Мать немного посидела с открытым ртом махая возле него ладошкой, а потом принялась закусывать выпитую водку котлетами.

— Ешь давай Костя, не стесняйся, всё стоит на столе. - сказала мне Нина, показывая вилкой на стол уставленный различными закусками.

Но мне кусок в горло не лез видя перед собой бухую мать, которую очень скоро когда она дойдёт до кондиции, поведу в зал на кровать, ебать в задний проход. Я для вида съел пару котлет и немного толченной картошки с селёдкой.

Нина тоже особо к еде не притрагивалась, закусила водку котлетой и сидела за столом


ковыряя вилкой в тарелке с салатом. У матери не еда была в голове, а мой член, она то и дело бросала откровенные косяки на стояк у меня в трусах. Ведь я сидел за столом боком напротив неё, почти касаясь коленями её коленок обттянутых белыми нейлоновыми чулками со стрелками.

— Подай пожалуйста мне сигарету сынок. - попросила меня Нина, отложив вилку в сторону.

Мать сидела на стуле широко раздвинув ноги и мне были видны её широкие ляжки под юбкой, обтянутые белыми нейлоновыми чулками.

Нина уже основательно закосела и выкуренная сигарета её добьёт. Подумал я беря с подоконника пачку " космоса" оставленного тёткой и прикуривая по сигарете матери и себе. От волнения я забыл про свою " яву" пачка которой лежала рядом и закурил вместе с матерью " космос".

— "В тихом омуте, говорят черти водятся", да Костя? Мне сестра всё про тебя рассказала в магазине. - пьяным заплетающимся языком сказала мать, вставая со стула.

Нина сделала шатаясь шаг ко мне и уселась на мои колени боком, давя своей толстой жопой мой член.

— Тихоня из тихонь, а такое вытворял с двоюродной тётей? Разве так можно делать сынок? - мать сидя у меня на коленях, обняла одной рукой за шею, а в другой у ней была сигарета, дымом из которой пьяная Нина окуривала мне лицо.

— А почему нет мама. Ты же сама подложила под меня свою сестру, чтобы я согнал на ней "дурь", вот я и сгонял как мог. - ответил я матери, забирая у неё из руки окурок и туша его в стоявшей на подоконнике пепельнице.

Свою сигарету я тоже там затушил. Не до курева сейчас было, когда у меня на коленях сидела пьяная мать и давила своей объёмной жопой мой стояк.

А ещё у меня перед глазами маячили выпирающие у Нины через блузку груди, которые я без стеснения стал мять одной рукой, другой придерживая поддатую мать за талию, чтобы она не свалилась со стула.

— Подожди, ну подожди глупенький. Дай я с них одёжку сниму. Тогда и тебе и мне будет приятно. - сказала Нина, убирая мою руку со своих сисек.

Сидя у меня на коленях мать сняла с себя блузку через голову и осталась сидеть в чёрном бюстгальтере, в чашах которого томились её белые груди.

— Можешь снять его с меня, разрешаю. А то мнешь мне сиськи через одежду бестолку. А их не мять, а голенькие ласкать нужно. - сидя на моих коленях Нина повернулась ко мне спиной показывая, что мне необходимо расстегнуть у неё застёжки лифчика сзади.

Трясущимися руками я кое-как справился с крючками бюстгальтера у мамы на широкой как лопата спине, и он скользнул вниз.

— Ну вот они твои теперь. Ласкай их и люби сынок. - Нина повернулась ко мне передом и я увидел волшебные мамины сиси.

И вблизи они были ещё прекраснее, чем тогда в юности, когда я увидел их в отражении зеркала серванта. А тёмно-коричневые сосочки на концах маминых грудей, сейчас мне показались несколько толще, чем много лет назад, когда я имел счастье видеть их в зеркале.

— Ниночка..ааа... - простонал я не веря своим глазам, в то, что вижу вживую голые груди у мамы.

Дрожащими руками я взял в ладони тяжёлые сиси мамы Нины и лаская погладил пальцами у мамы соски.

— Возьми их в рот и соси сынок. Мне так приятно милый. - простонала мама и сидя у меня на коленях, давя своей объёмной попой мой стояк в трусах, глядя мне в глаза, подняла рукой одну из своих белых и больших сисек, и дала мне в рот её сосок.

И едва я взял в губы мамин сосочек, как меня словно током ударило. Я в реале, а не во сне держал у себя во рту тёмно-коричневый толстенький сосок одной из волшебных грудей своей матери, и тихонько его посасывал губами.

— Вот так, молодец, теперь на этой сиси пососи сынок, маме приятно. - сказала Нина, давая мне в рот сосок другой своей груди.

И его я пососал, нежно беря в рот и обжимая толстенький мамин сосок губами.

— Ой, Костя, как же мне приятно с тобой. Меня давно никто так не ласкал. - произнесла Нина, обнимая двумя руками мою шею и целуя меня в губы взасос.

Мать сидя у меня на коленях с голой грудью, самозабвенно сопя носом сосалась со мной губы взасос, а я обняв её руками за спину, гладил ей гладкие белые плечи, балдея от прикосновения её больших и упругих сисек к своей груди.

Сосалась со мной Нина долго, сопела носом и смотрела мне в глаза, а под конец мать опять высунула свой 👅 язык и я стал его сосать ртом и губами.

Полуголая мать сидит у меня на коленях касаясь сосками своих больших белых сисек моей груди, а я сосу у неё язык и это такой кайф не передать словами.

— Всё, я больше не могу Костя. Довёл ты мать сынок, довёл милый. Я хочу лечь с тобой в постель счастье моё. У меня низ живота сильно болит. А ты сделаешь так сынок, что у твоей мамы животик болеть перестанет. - возбуждённо сказала мне мать вставая с моих колен.

Я поднялся со стула вслед за ней и Нина взяв меня за руку повела из кухни в зал на кровать. Точно так же день назад, вела меня за руку тётка, и мать в точности повторяла её действия.

— Ой Кость, я боюсь. Ты языком болтать не будешь? А то похвалишься перед друзьями, что спал с матерью в постели. - сказала мне Нина держа мои руки у себя на бедрах.

Едва мы зашли с ней в зал, я попытался стащить с матери юбку, но та схватила меня за руки и не давала её снять.

— Я люблю тебя мама. Очень сильно люблю дорогая, ещё со школы. И никогда не предам. На этот счёт можешь быть уверена Нина. - искренне ответил я матери и она сдалась.

— Я верю тебе сынок, верю что ты никому не расскажешь. Об этом никто не должен знать кроме нас с тобой. - с дрожью в голосе произнесла Нина, сама снимая с себя юбку.

Чёрная мамина юбка упала на пол и мать предстала передо мной в сексуальном белом белье.

На шикарных ляжках заведующей "пятым" магазином, почтенной дамы Нины Ивановны, были натянуты не колготки как я предполагал, а белые нейлоновые чулки со стрелками. И от края этих чулок шли резинки, которые крепились к широкому белому поясу надетого у моей мамы на животе.

Передо мной стояла шикарная зрелая брюнетка, на ногах у которой были натянуты чёрные сапоги-чулки на высоком каблуке. Её широкие ляжки обтягивали белые нейлоновые чулки с резинками, такого же цвета широкий пояс был натянут у ней на животе, а чёрные эластичные импортные трусы надетые на ней, возбуждали мое сознание.

Чёрное на белом и белое на чёрном, эти две вещи у женщин не на шутку заводили меня и были самым моим любимым цветом.

Вот почему мать не стала снимать с себя свои чёрные сапоги-чулки? Стоя в них и в белых нейлоновых чулках с поясом, она сексуально смотрелась. Без этих блядских сапог, был бы уже не тот вид.

— Можно Ивановна? - спросил я у матери, засовывая пальцы в её эластичные чёрные трусы больше похожие на плавки.

И едва я просунул концы пальцев ей в трусы, как тут же коснулся жёстких волосиков её лобка.

— Да милый сними их с меня. Тебе сейчас всё можно со мной сынок. Всё родной мой. - ответила хриплым голосом Нина, сама помогая мне снять с неё эластичные чёрные трусы.

Они упали маме на ноги и Нина стащила их на пол не нагинаясь, просто переступив через трусы каблуками своих сапог-чулок.

— Не пугайся глупенький. У твоей тётки там смотреть не на что, а у мамы она такая. - смеясь сказала мне мать, заметив мой испуганный взгляд на её лобок.

Оставшись без трусов Нина стояла передо мной в чёрных сапогах-чулках на высоком каблуке, в белых нейлоновых чулках с резинками и с широким белым поясом на животе, а низ живота у моей мамы, обильно зарос чёрными кучерявыми волосянками.

Солидная зрелая брюнетка, с шикарными формами как спереди и сзади, стояла сейчас передом мной в сексуальном белье и в сапогах на ногах, выставив напоказ свою заросшую чуть ли не до пупка чёрную пиздень.

— А сестра не врала мне, когда рассказывала в магазине про твой член сынок. Он у тебя даже больше чем я предполагала. - Нина рывком стащила с меня трусы и тут же взялась рукой за мой член, стоявший от возбуждения почти вертикально.

— Нормальный он для тебя Ивановна? - хриплым голосом спросил я у матери смотря ей в глаза.

Стоя перед голой Ниной, я рассматривал её огромный чёрный лобок, и то как мать держит в руке мой член, поглаживая его от нетерпения.

— Даже слишком сынок. У твоего отца хуй намного меньше, а у тебя вон какой " красавец" вырос. - с восхищением ответила мне мать, надавив пальцами на головку, и раскрыв её, во все глаза рассматривала на конце моего члена, большую алую залупу покрытую нежными пупырышками.

Так продолжалось несколько секунд, а потом Нина выпустила мой член из своей ладошки и положив руки мне на плечи стала смотреть в мои глаза любящим материнским взглядом.

И я сделал то же самое, положил руки маме на плечи и стал смотреть ей в глаза. Мы не сосались с Ниной и ничего не говорили. Просто стояли голые друг перед другом в полутёмной комнате положив руки на друг другу на плечи и молча смотрели в глаза. Слова в данном случае были не нужны. Мы оба знали что вскоре произойдёт.

Великое таинство инцеста между не старой ещё и красивой мамой и её взрослым сыном недавно пришедшим из армии.

С моего члена от возбуждения капала смазка и она попадала маме на широкий белый пояс у неё на животе, оставляя на нём заметные пятна. И у меня было дикое желание снять руки с маминых плеч, и взять в ладони половинки её пухлой жопы и помять её голенькую. Но я не мог оторвать взгляда от глаз матери и стоял с ней молча держа её за плечи.

Стоять голыми друг напротив друга, ничего не говорить, а просто смотреть в глаза, было наверное ещё приятнее, чем я банально лапал бы мать за жопу, или мял руками ей груди.

— Я сейчас тебе одну вещь хочу показать. Ты должен это посмотреть Костя, перед тем как мы ляжем с тобой в постель. - сказала мне мать, отоходя от меня к окну.

Там на спинке стула висела её сумочка, с ней мать всегда ходила на работу. Небольшая, из чёрной замши, с длинными ручками и застёжками из жёлтого металла вверху. Я только сейчас на неё обратил внимание. А она висела на стуле уже с утра, когда Нина пришла в квартиру своей двоюродной сестры будить меня и повесила свою сумку на спинку стула в зале у окна.

Интересно что у неё там такое в сумке, раз мать даже порево со мной отложила? Подумал подходя к Нине сзади. Когда мать пошла к окну, цокая каблуками своих чёрных сапог-чулок по полу. То половинки её белой и необычайно пухлой жопы, так призывно потёрлись друг об дружку, что я не смог спокойно стоять у кровати и ждать.

— Ну перестань сынок. Не надо сейчас. Меня ноги не держат. - жалобно простонала мама, когда я зашёл к ней сзади у окна и прижался стоявшим колом членом к её ягодицам.

Вот так стоять с голой матерью у зашторенного окна в квартире её двоюродной сестры, зная что нам никто не помешает. Давить хуем ей в голую жопу, целовать гладкую и широкую как лопата спину и мять руками её большие груди-шары с тёмно-коричневыми сосками на концах. Ради этого мгоновения и стоит жить на свете.

— Ниночка, родная моя, что ты хочешь показать мне мама? - дрожащим голосом спросил я у матери, переживая сейчас лучшие моменты в своей молодой жизни.

Как же приятно взрослому сыну, стоять позади мамы упираясь членом ей в попу и при этом мять ей груди. Целовать любимой женщине шею и вдыхать аромат духов шедший от её волос.

— Пошли сядем на кровать сынок. У меня коленки трясутся. Пусти пожалуйста. - жалобно попросила меня мать, сама не двигаясь с места.

Жопа у заведующей Нины Ивановны, была своеобразной " ахиллесовой" пятой. Стоило мне прижаться к ней членом, как у моей мамы стали подгибаться колени и она как бы обмякла. И если я бы её не придерживал рукой, то мать однозначно осела на пол.

— Хорошо мама пошли. Только не долго Ниночка, а то у твоего сына член лопнет. - в шутку сказал я матери, ведя её к кровати.

Хотя хуй у меня действительно был сильно эрогирован, стоял почти вертикально. Но я не думал, что он может лопнуть от напряга.

— Думаешь я не хочу сынок. Я ещё больше твоего хочу милый. Но нам нужно обязательно с тобой посмотреть что лежит в этом пакете, прежде чем отдаться друг другу. - ответила мне Нина, держа в руках небольшой пакет из картона синего цвета, на котором была надпись " Фото бумага".

Мать села на кровать придерживая пакет в одной руке, а другой рукой взялась за мой член.

— Садись рядом со мной Костя и смотри. Молодым парням вроде тебя это нужно обязательно смотреть чтобы к женщине интерес был. - мать не выпуская из руки мой член, усадила меня рядом с собой и высыпала из пакета на кровать между мной и собой кучу чёрно-белых фотографий с откровенными сценами секса.

Я видел у парней во дворе перед уходом в армию, игральные карты с голыми женщинами. Но настоящую порнографию где во всей красе показан половой акт, увидел впервые. И эту порнографию мне сейчас показала родная мать, сидящая голая со мной на кровати в доме своей двоюродной сестры.

— Откуда они у тебя Нина? - изумлённо спросил я у матери, больше конечно смотря не на фотографии с голыми женщинами проститутками, которых ебли во все дыры молодые парни, а на интимные прелести самой Нины.

Сидя рядом с голой матерью из " одежды " на которой, были лишь сапоги, белые чулки и широкий пояс на животе. Я " пожирал " глазами огромный чёрный треугольник волос у неё внизу живота. Большие груди-шары с тёмно-коричневыми сосками на концах. И широкие гладкие ляжки, обтянутые нейлоновыми чулками.

— Откуда, откуда, от верблюда. Алкаш один в магазин принёс, в обмен на бутылку водки. Я и взяла их у него. Вечерами дома одна смотрела у себя в комнате. А теперь вдвоём с тобой сыночек посмотрим. Тут столько поз разных показано и мы все их попробуем. А начнём вот с этой, видишь как она ему хорошо делает и я тоже хочу сейчас с тобой это сотворить. - из всех порнографий которые были рассыпаны на кровати, Нина выбрала одну, где взрослая женщина брюнетка, с волосатым лобком и большими грудями, сидя на стуле сосет член у стоящего перед ней молодого парня.

— Встань пожалуйста передо мной Костя. Мама сейчас тебе приятно сделает. Только ты закрой глаза и не смотри на меня. А то мне стыдно будет. - попросила меня мать, выпуская мой член из руки.

В предвкушении сладости минета с родной матерью, я встал перед ней со стоячим колом членом, но глаза закрывать не стал. Если хочет то пусть сосет так, а я буду на это смотреть. Тем более что её сестра вчера ночью сосала у меня член и я был уже не мальчик, а более менее опытный в постельных делах парень.

— Бессовестный ты Костя. Ну ладно, можешь смотреть. Мне уже всё равно, я хочу, очень хочу взять его у тебя в рот сыночек. - простонала мама, сидя на кровати передо мной с раздвинутыми ногами, показывая сыну заросшую волосянками промежность и большие, немного отвислые тёмно-лиловые половые губы.

Сидя на кровати мать несколько секунд смотрела мне в глаза, а потом широко раздвинув ноги притянула меня к себе и обхватив ствол моего члена губами стала ими водить по нему вверх и вниз, от головки до яиц.

— Нравится сынок? Тебе эта блядь твоя тётка так не делала? Я знаю, что она брала у тебя в рот. Сама в магазине мне хвалилась. Но я лучше её умею сосать и ты сынок сейчас в этом убедишься. - Нина на миг подняла голову вверх смотря в мои глаза каким-то осоловелым " стеклянным" взглядом.

Глаза у моей мамы застлила белесая пелена похоти. Она сидела голая перед сыном и собиралась сосать у него член. И матери было всё равно, смотрю я на неё как она делает мне минет, или нет?

— Ниночка, родная моя, мама соси его у меня. Не мучай, я кончить хочу. - со стоном сказал я матери, видя что она всё ещё медлит и сидя на кровати, смотрит мне в глаза.

Если она не начнёт сейчас сосать, я завалю эту блядь Нину на кровать и не снимая с неё сапог, выебу с задратыми ногами. Точно так, как вчера порол её двоюродную сестру. Подумал я смотря на сидящую передо мной мать.

— Подойди ко мне поближе, не откушу я его у тебя сынок. Мне неудобно тянуться. - Нина ещё шире раздвинула ляжки и взяв двумя руками меня за ягодицы, притянула к себе.

Теперь я коленями касался заросшего чёрными волосянками лобка матери, а мой член прямиком упирался ей в губы.

— Вот так родной, маме удобнее будет сосать его у тебя. - хриплым голосом сказала мне Нина, беря в рот мои яйца.

Стоя перед мамой, я положил ей руки на плечи и смотрел как её жадный рот с накрашенными красной помадой губами, обхватывает у меня яйца и сосет. Кайф от такого сосания был запредельным. И смотря на то как мама обхватывает губами мои яички, сосет их все вместе, и каждое по отдельности. Я вспомнил слова Любы, о том, что Нина любит обсасывать яйца у мужчин.

— Ну как сынок, приятно я делаю? Лучше чем она? - спросила у меня Нина выпустив мои яйца изо рта.

Мать на миг подняла ко мне голову, одарила меня шальным взглядом своих наглых карих глаз и не дожидаясь моего ответа, обхватила ртом залупу, взяла мой член глубоко за щеку и стала сосать.

А у меня честно слова застряли в горле от сладости, родная мать только что мастерски обсасывала мне яйца, а сейчас сосёт член, взяв его за щеку словно большой леденец.

Сосала Нина намного лучше чем её двоюродная сестра и мне было с ней намного приятнее. Хотя возможно тут играл фактор того, что у меня брала в рот родная мать, женщина которую я безумно хотел в школьные годы. И на её трусы до одури дрочил вечерами у себя в комнате.

Но так, или иначе, с сорокалетней Ниной мне сейчас было приятнее, чем с её двоюродной сестрой, молодой женщиной.

За дверью на лестничной клетке, с кем-то ругался Викторович. На кухне из протекающей " мойки" капала вода в чашку, в квартире было тихо. И только сопение сосущей у меня член матери, да чавканье её губ когда она обсасывала мне залупу, нарушали эту тишину.

И если Люба брала у меня в рот, нежно посасывая губами член. То Нина сосала грубо и жадно, но мне такое грубое сосание было по кайфу. И когда мать в очередной раз глубоко взяла у меня член за щеку и стала его сосать подняв кверху голову и смотря мне в глаза. Я не выдержал и кончил ей в рот.

— Мудак, чуть не подавилась. - Нина закашлялась выплевывая мой член изо рта.

Сперма попала маме в горло и она не смогла её проглотить, как до этого глотала у меня её сестра.

— Ыыыы, аааа, ыыыы - завыл я, схватив мать одной рукой за волосы на голове и надрачивая член другой рукой, вылил остатки спермы ей на лицо, обканчивая родной женщине губы, нос и глаза.

— Сколько много её у тебя сынок. Я и не предполагала. - удивлённо произнесла мама, беря в рот мой опадающий конец, высасывая из него остатки спермы.

— Извини Ивановна, я не хотел чтобы ты ей поперхнулась. Но её у меня всегда много. - сказал я матери, вставая перед ней на колени.

Кровать на которой сидела Нина, была высокой, и я встав на колени между раздвинутых ног своей матери, как раз уткнулся носом в её чёрный лобок.

— Что задумал сынок? У тётки лизал и у меня полизать захотел? А я вовсе и не против. Когда Люба мне в магазине рассказала про это, я тогда чуть не кончила слушая её рассказ. У меня её никто и никогда не лизал. - хриплым, возбуждённым голосом мне мать сидя на кровати с широко раздвинутыми ногами.

Я стоял на коленях перед сидящей на кровати матерью, рассматривал её половые губы, которые были у меня буквально перед носом.

За плотно зашторенным окном светило солнце ☀️, и его лучи озаряли небольшое пространство тёткиной спальни. И я отчётливо видел на теле у своей матери всё, вплоть до родинок у неё на ляжках.

— У Любы, что она не такая как у меня? - засмеялась мама, заметив как я завороженно рассмотриваю её промежность.

— Нет не такая мамочка. У тебя она лучше и красивее. - искренне ответил я матери, беря в рот её большие, похожие на перезрелые сливы, половые губы тёмно-лилового цвета.

И действительно пизды у двоюродных сестёр внешне выглядели по разному. У Любы писька имела нежный тёмно-розовый цвет и половые губки имели форму нераскрывшегося цветка. А вот у Нины пизда была грубой, половые губы прикрывающие влагалище у моей матери, были под стать её телосложению, толстые, похожие на две большие сливы и с них капала смазка.

— Оойй, ааа, ну подожди, подожди сынок. Дай мама тебе поможет. - простонала Нина когда я стоя перед ней на коленях взял в рот её половые губы и стал их неумело сосать.

Опыта в подобных делах у меня не было никакого, ведь я второй раз в жизни сосал у женщины влагалище и не знал толком что нужно делать.

— Вот так, лижи её, так удобнее будет сынок. - простонала мама, раздвигая пальцами одной руки свои половые губы, за которыми открылась алая плоть её вагины.

Другой рукой мать обхватила мою голову и мягко но настойчиво подталкивала её к своему лобку, чтобы неопытный сын делал ей приятно и ему было бы удобно сосать у неё влагалище.

— Ааааа, оооой, ну наконец то, вот так, смелее Костя, ещё, ещё, соси, соси её сынок. - приговаривала мама, заставляя меня сосать у неё пизду.

Мать уже не придерживала мягко рукой за голову. Нина больно схватила меня за волосы и ткала носом в свою заросшую чёрными волосянками промежность.

А я как мог сосал у родной матери пизду, лизал 👅 языком алую плоть её вагины, судорожно глотал выделения которые шли из её дырки толчками и даже пытался засунуть язык маме в дырочку в которую её ебли. И из которой я вылез двадцать лет назад.

— Ооой, подожди сынок, возьми чуть повыше. Вот тут вверху лижи. - мама рукой взяв меня за подбородок, подтянула мой сосущий рот чуть выше и я губами нащупал у неё вверху вагины отросток.

Он был небольшой, чем-то похожий на один из её толстеньких сосков на грудях, только он был намного нежнее и имел бледно-розовый цвет.

— Вот его соси у меня Костя. Делай маме приятно сынок. - подсказала Нина, пальцами раздвигая у себя половые губы, предоставляя мне возможность взять в рот небольшой отросток у неё вверху вагины и начать его сосать.

— Ааааа, ооооойй, аааа. - завыла, застонала мама, едва я взял в губы толстенький отросток расположенный у неё над входом в влагалище и стал его сосать, давить на него языком.

Мать тут же пустила мне в рот приличную порцию сока из пизды и не дав мне толком пососать у неё отросток который она меня заставляла брать в губы. Обхватила мою голову ляжками и сильно её сжала, до боли, до звона в ушах.

— Блядь, довёл мать. Я чуть сознание не потеряла. - говорила мне Нина вытирая мое лицо испачканное её выделениями из пизды, трусами своей двоюродной сестры, которые она взяла из под подушки.

Эти две бляди Нина и Люба, имели привычку подтираться трусами, что было не вполне гигиенично, но очень возбуждающе для молодого парня вроде меня. Да и тёткины трусы которыми мать вытирала мне лицо, были не сильно ношенные, нежные, шёлковые, розового цвета и хранили в себе запах Любиной пизды и немного духов "Красная Москва".

— В следующий раз Костя, ты её как следует у меня полижешь, а я тебя обучу как правильно сосать у своей матери влагалище. А сейчас пожалуйста подай мне мою сумочку сынок. - попросила меня мать стоя возле кровати и вытирая трусами двоюродной сестры свою промежность.

Пока я ходил за сумкой со стоящим колом членом, а он у меня встал когда я лизал у матери влагалище и сосал у неё отросток вверху вагины. Нина сняла с себя сапоги и легла на кровать бестыдно раскорячив ноги.

— Вот так сынок, мы на твоего "красавца" презерватив оденем. Чтобы папа Толик на нас не ругался. Нехорошо же будет если ты ему ребёнка заделаешь. - засмеялась Нина, одевая на мой член кондом непривычно розового цвета.

Пачка с презервативами лежала у матери в сумке наряду с косметичкой и флакончиком духов "Красная Москва", и они были не дубовые советские, а импортные индийские.

Всё же заведующая центральным гастрономом в городе, могла себе позволить предохраняться качественными импортными презервативами, чем советским изделиями "номер два", которые в те годы продавались в аптеках.

— Не надо так сынок. Эта она тебя такому научила? Потом, потом будешь делать это со мной Костя. А сейчас давай так, как обычно. - одев презерватив на мой член, аккуратно расправив его по всей длине, мать сама направила мой конец в свое влагалище, едва я на неё лёг.

А я было хотел задрать ей ноги кверху как это делал с тёткой, чтобы ебать Нину с задратыми ногами и смотреть как мой член входит в её пизду. Но мама не дала мне этого сделать и она наверное была права.

Я буду грубым с ней потом, в другой раз, когда наши отношения в постели войдут в привычное русло. А сейчас впервый раз с родной матерью, я должен быть ласковым.

— Аааа, оооойй, сношай меня сынок. Еби свою мамку Костя. - говорила Нина лёжа подо мной.

Мать обхватила мои бедра ногами как лягушка и пыталась мне подмахнуть как это делала её двоюродная сестра. Но у солидной дамы Нины Ивановны у которой был животик, это плохо получалось. Но она старалась как могла.

— Нина, Ниночка, любимая. Как хорошо с тобой мама. - говорил я матери ласковые слова, лёжа на ней сверху, размеренно ебя её на тёткиной кровати.

Старая двуспальная кровать, скрипела в так нашим движениям, я лежал на маме сверху придерживая руками свое тело немного на весу, давая Нине возможность мне помогать, смотрел матери в глаза и чувствовал как мышцы её влагалища, обхватывают мой член словно кольцом.

Пизда у сорокалетней Нины, была намного уже чем у её тридцатилетней двоюродной сестры.

Это возможно объяснялось тем, что моя мать хоть и была блядью, наставляя мужу " рога" с молодыми парнями и заезжими в наш город южанами. Но по большому счету, у Нины получалось потрахаться на стороне от случая к случаю. Вечерами моя мать сидела дома, она уважаемый в городе человек и ктому же замужняя. Вот по этому мой член сейчас ходил в влагалище мамы в притирочку, а в пизде у тётки он хлюпал.

— Ой, ну все сынок, встань пожалуйста с меня. Дай я презерватив у тебя на члене проверю, а то мы наделаем с тобой делов? - сказала мать, упираясь ладошками в мою грудь.

Долго ебать Нину я не смог, по причине узости её влагалища и хватки влагалищных мышц, которые раз за разом, обхватывали мой член словно кольцом. Я быстро, быстро задергался на ней и мыча кончил в презерватив, мать это почувствовала.

— Ну вот всё на месте, а набузовал то опять много. Хорошо что я пользуюсь надёжными импортными презервативами, а наши советские часто рвутся в самый неподходящий момент. - засмеялась Нина, снимая с моего опавшего конца, розовый индийский презерватив.

К моему удивлению мама не понесла выбрасывать использованный гандон в мусорное ведро. А положила его в сумочку, аккуратно завернув в клочёк газеты " Советская торговля" которая лежала у тётки на столе в зале.

— У тебя сперма жирная сынок, я её добавлю в крем для лица и буду дома мазать себе под глазами, чтобы морщин не было. - смеясь пояснила мне мать, заметив мой удивлённый взгляд на то, что она ложит использованный кондом в сумку.

— Теперь с этим у тебя не будет проблем Ивановна. Я могу кончать не в презерватив, а прямо тебе на лицо, или другие части тела, которые нуждаются в смазке. - в шутку сказал я матери, подставляя под её ласковые ладошки свой вялый конец.

И в этот раз мама заботливо обтерла его мне, розовыми трусами своей двоюродной сестры, и ими же подтерлась сама. Хотя её чёрные трусики, сиротливо валялись на полу.

— А мы с тобой сынок и не будем больше пользоваться презервативами. Они нам не нужны. Ты сейчас у меня отдохнёшь, наберёшься сил, и я тебе покажу потом, как можно со мной заниматься любовью без презервативов. - сказала мне мать, загадочно улыбаясь.

Нина взяла меня за руку и повела на кухню, где на столе стояла выпивка и закуска.

А я идя с голой матерью подумал, что следующий мой заход, будет в её жопу. Ведь только туда можно ебать женщину без презерватива и кончать в задний проход сколько угодно. Ведь дамы ещё не научились рожать от анального секса.

— Мы с тобой молодцы сынок, у нас так всё хорошо получилось и это дело необходимо отметить. - тихим голосом сказала мать, наливая себе полную рюмку водки, а мне половину.

Нина говорила тихо, потому что слышимость в тёткиной " хрущёвке" была отличной и мы сидя с матерью на кухне, слышали как внизу на первом этаже, ругались две соседки. Одна из них торговала самогонкой, а другая обвиняла её в том, что она спаивает её мужа. И грозилась заявить на неё в милицию.

А я слыша их ругань, вспомнил сильный сивушный запах на первом этаже, когда впервые зашёл с тёткой в её дом возле городской бани.

Ушлая бабёнка живущая внизу, гнала самогон и торговала им не отходя от кассы, прямо там где живёт. Хотя самогон у нас не пользовался особым спросом. К примеру Толян, любому самогону и водке, предпочитал дешёвое плодово-ягодное вино " червивку", приятное на вкус пойло и в меру крепкое.

Пару бутылок " червивки" и мой папаша был в " приподнятом " настроении. А главное от вина не отравишься как к примеру от самогона.

— За нас с тобой Костя. Я своей сестре ящик водки с получки поставлю. Ведь без неё, я бы никогда не легла с тобой в постель милый. - толкнула тост Нина, тихонько чокаясь со мной рюмками.

Мы выпили с матерью и закусили котлетами и всем тем что стояло на столе.

Если утром мне и кусок в горло не лез, из за мыслей об предстоящем половом сношении с Ниной. То сейчас после порева с ней, я успокоился и с апеттитом уплетал за обе щеки еду которую мама принесла с собой из дома.

— А знаешь Нин, аналогично мне тётка говорила. Но только она хотела бутылку водки тебе поставить, за то что ты послала её ко мне на свадьбу в столовую. Так что выходит вы обе мои должницы. И я буду ебать вас куда захочу. - смехом сказал я матери, вспоминая слова Любы.

Двоюродные сестры, сами того не зная, благодарили друг друга за то, что по их мнению, они помогли себе переспать со мной.

— А ты знаешь Костя, я теперь даже и не рада тому, что ты с Любкой сошёлся и хочешь на ней жениться. Лучше ты дома жил со мной. Мы бы всегда подгадали момент, как нам с тобой по тихому перепехнуться. А летом моли бы на даче сексом заниматься. - сказала мне Нина, садясь голая ко мне на колени.

Мать курила сигарету и давя мягкой жопой мой стояк, одной рукой держа окурок сигареты, а другой обнимала меня за шею и ласково смотрела в мои глаза, взглядом похотливой самки, но ни как не матери.

— Не говори ерунды Нина. Дома нас может рано или поздно застукать Толян. Да и потом быстрая ебля в торопях со страхом мне не в кайф. К тому же я должен жениться, а какая жена допустит чтобы муж у неё на глазах, порол родную мать? Так, что Люба как раз для нас с тобой лучший вариант мама. А здоровья у меня хватит на вас двоих с сестрой. - сказал я матери, не упомянув ей по старшего продавца Веру Сергеевну.

Ведь мне судя по всему, придётся засаживать и этой крашенной под блондинку симпатичной бабке с золотыми коронками во рту.

— Да ты прав сынок, Любка хотя и блядь, но своя в доску. И ещё она " замок", от неё слова не выйдет. Так что женись на ней, переходи жить в её квартиру, а я буду к вам время от времени приходить в гости. - ответила мне мама, признав мою правоту.

Если бы подобное произошло со мной в школьные годы, когда я учился в восьмом, или в девятых классах. Тогда да, я бы потихонечку поёбывал бы Нину и про это никто не зал, даже двоюродная тётя.

— Я смотрю твой "боец" уже вновь в рабочем положении сынок. Тогда пошли в зал на кровать, не будем терять времени, мама тебе покажет как со мной можно без презерватива. - тихо сказала Нина всё ещё сидя на моих коленях.

Мать чувствовала как у меня встал колом член и упёрся ей в сраку.

— Я долго не смогу тут с тобой быть, мне ещё нужно к себе в магазин зайти и вернуться домой как обычно, чтобы твой отец ничего не заподозрил сынок. - сказала Нина, сидя у меня на коленях, поерзывая жопой от нетерпения.

Мать высунула яык и дала мне его пососать губами. Это был знак с её стороны, что она в охоте и мне нужно действовать.

— А ты хитрая у меня мамуля. - ласково ответил я Нине, вставя со стула вслед за ней и обняв её сзади, взявшись руками женщину за животик, прижался к её мягкой и белой попе стоявшим колом членом.

— Ой, не балуй сынок, не надо. - простонала мама и у неё стали подгибаться колени.

Стоило мне только прижаться хуем к её ягодицам, нежным, голеньким и таким прекрасным. Как мать тут же начинала слабеть и её приходилось поддерживать чтобы она не упала на пол, и это было удивительно.

— Знаешь что это сынок и для чего он нужен? - спросила у меня Нина зайдя со мной в зал.

Мать взяла в руки свою сумку и вытащила из неё зелёную баночку с вазелином. Такие небольшие металлические баночки со смазкой, продавались в аптеках по пять копеек и были в обиходе в каждой советской семье.

Помню до армии учась в школе, мы с пацанами делали из маленьких баночек из под вазелина небольшие взрыв-пакеты.

Из банки удалялся весь вазелин, её тщательно промывали и сушили. В крышке банки пробивали дырку гвоздем, а в саму банку плотно до краев набивали смесь пороха и магния, который мы умудрялись стащить на уроках химии.

Магний натирали напильником и добавляли стружку от него в порох для усиления эффекта. И этой смесью набивали баночку из под вазелина, которую плотно обматывали изолентой, а в дырку в крышке банки вставляли стержень от авторучки, набитый головками с серой от спичек.

Стержень поджигали и пока он горит бросали банку как можно дальше, раздавался оглушительный хлопок и баночка разлеталась на куски в воздухе. Особенно эффектно это было ночью, когда был виден синий огонь 🔥 от горящего магния.

— Ну это же вазелин мама. Ты им руки смазываешь чтобы кожа на них не трескалась. - ответил я матери, прекрасно зная другое предназначение вазелина.

Ведь только вчера её двоюродная сестра показала мне для чего ещё нужен вазелин А именно для ебли в задний проход.

— Правильно милый, мама мазала им руки, а сейчас я намажу вазелином твой член сыночек. Чтобы твоей маме не было больно. Ведь он у тебя такой большой и толстый. - хриплым, слащавым голосом сказала мне мать, открывая баночку с вазелином дрожащими пальцами, и стала густо наносить смазку на мою залупу.

— У тебя головка вытянутая Костя. Не круглая как обычно, а удлинённая и это твоей маме нравится сынок. - с восхищением говорила мне Нина, густо намазывая мою залупу вазелином.

А она у меня действительно была слегка вытянутой в длинну и для моей мамы подсевшей после армян на анальный секс, такая вытянутая головка у сына, была настоящим подарком.

Ведь она легко войдёт ей в задний проход, не причиняя боли.

— Ты мне сейчас его не в писю вставишь, а в попу. Вот так как они делают. - хриплым от возбуждения голосом сказала мать, закончив мазать мне член.

Нина взяла с кровати одну из порнографий на которой была сцена извращённого секса.

Молодой парень вроде меня, засаживал в жопу стоящей раком на тахте зрелой блондинке, а та повернув к нему голову открыла рот от удовольствия.

— А тебе не больно будет мам? - спросил я у матери, кося под дурачка, словно не зная что это такое?

— Нет не больно сынок. Твоей маме будет очень и очень хорошо милый. И тебе кстати тоже. Потом сам меня будешь просить, чтобы я тебе дала в попу. - замеялась Нина, беря из моих рук порнографию.

Мать бросила её на кровать к остальным развратным фото и стала стягивать с себя пояс и чулки.

— Не могу, он мне живот жмёт, а в нейлоне кожа не дышит. - объяснила мне мама причину по которой она снимала с себя свое сексуальное белье.

А мне в принципе её чулки с поясом были уже не нужны. Поначалу они жутко меня зацепили, когда я увидел в них мать. А сейчас я уже немного привык к её обнажённому телу и меня больше возбуждал чёрный заросший лобок у Нины, её большие сисяры с тёмно-коричневыми сосками и белая пухлая жопа.

— Только тихонько суй его туда сынок. Он у тебя большой и я боюсь. - попросила меня мама, повернув голову от подушек.

Нина легла на кровать сначала животом, а потом встала на четвереньках выставив ко мне белую как молоко жопень, угнув голову в подушки.

— Всё будет хорошо мама. Не бойся и доверься мне. - ответил я матери становясь на кровати позади неё.

Дрожащими руками я раздвинул у мамы на жопе ягодицы и увидел у матери очко, в которое мне предстояло её ебать.

Анальная дырочка у Нины имела тёмно-коричневый цвет и была покрыта сетью мелких трещинок, которые лучиками расходились от центра к краям. А ещё очко у заведующей "пятым" магазином Нины Ивановны, было " рабочим " и даже немного сочилось в ожидании когда в него вставят член.

Я своими глазами видел как из ануса у моей мамы тёк любовный сок. Его было немного, но он сочился у неё из очка.

— Ой Кость, ну что ты делаешь сынок, не надо милый. - застонала и заводила жопой Нина, когда я вместо того чтобы вставить ей член по назначению и начать её ебать, припал губами к её очку и стал его сосать и лизать языком.

А мне было жутко по кайфу сосать у родной матери то место из которого она срёт и в него ей вставляли члены волосатые, загорелые южане.

— Аааа, оооойййй, наконец-то, не мучай так больше мамку сынок, не надо милый, ооооййй, ооооййй. - застонала Нина, повернув голову ко мне, стоя раком на кровати смотря в мои глаза благодарным взглядом.

Я недолго, совсем чуть-чуть пососал у неё очко, ещё сильнее возбуждаясь от этого и придерживая одной рукой у матери ягодицы на жопе, надавил залупой густо смазанной вазелином на тёмно-коричневый покрытый трещинками анус мамы Нины.

И моя немного вытянутая по форме залупа, густо смазанная вазелином. Вошла в "рабочее" очко заведующей "пятым" магазином Нины Ивановны, как по маслу.

— Ааа, ооойй, аааа, как же мне приятно Костя. Твоя мама сюда больше любит чем в писю. - сквозь стоны говорила мне Нина, вертя жопой и как бы сильнее насаживаясь задним проходом на мой член.

А моя мать действительно больше любит когда её сношают в жопу, чем в пизду. Думал я, размеренно ебя Нину в задний проход, сопоставляя то, что в обычной позе лёжа подо мной, когда я порол маму во влагалище. Она вела себя довольно спокойно, не стонала, а лишь сопела носом.

А сейчас когда я занялся с Ниной извращённым сексом в задний проход, моя мать буквально выла от удовольствия, поскуливая словно похотливая сучка и поддавала мне хуй жопой.

Стоя на четвереньках Нина реально мне подмахивала попой в такт моим движениям.

— Ой сынок, ой сынок, ещё, ещё Костя, глубже, глубже милый. - завыла, застонала Нина, в тот момент когда я не выдержал и стал спускать матери в прямую кишку.

Нина почувствовала удары моей спермы в своём заднем проходе и тут же испытала глубокий анальный оргазм. Моя развратная и безумно красивая мама, кончала вместе со мной, умоляя глубже вставлять ей член в попу.

А что по мне, то я наверное на миг потерял сознание от сладости анального секса с родной матерью. Когда я кончал ей в задний проход, то в глазах у меня потемнело и я застонал наваливаясь на мать сзади.

Несколько минут я лежал на матери сверху целуя родной женщине шею, волосы у неё на голове, до тех пор пока мой член в её горячем и просторном заднем проходе не обмяк и не вышел из него сам.

Мать терпеливо держала меня на своей спине, её роскошное тело тряслось мелкой дрожью, а под конец Нина заплакала.

— Тебе больно было любимая? - спросил я у мамы не понимая причину её слез.

Я поднялся с неё и встав с кровати стоял на полу с опавшим членом, на головке которого виднелась жёлтоватая смазка. В точности такая как после секса в попу с Любой. Ведь я вставлял маме по её просьбе глубоко в задний проход и вероятно достал ей до гомна.

— Я от счастья плачу глупенький. Ты даже представить себе не можешь сынок, как мне было хорошо с тобой только что. И я теперь не буду мучиться, не спать ночами и страдать. Ведь мне не скем было этим заниматься. Не каждому такое предложишь, да и нормальных мужиков у нас в городе нет, пьянь одна не хуже твоего папаши. У них дано не стоят члены, а мне нужен молодой и стоячий хуй, такой как у тебя сынок. - сказала мне мама, ласково смотря на мой вялый конец, на головке которого виднелись следы её гомна.

— Он немного у тебя измазался Костя, такое бывает при половом сношении в попу. Но это по большей части моя вина. Клизму я себе делала утром перед работой второпях и видно недостаточно хорошо прочистила задний проход. Этого больше не повторится сыночек. А сейчас пошли в ванную, я тебе твоего красавца обмою. - сказала мать, идя первой из зала в коридор где у тётки находилсь ванная комната совмещённая с туалетом.

Мать шла виляя толстой жопой, ведь на ногах у Нины были надеты шлёпки на каблуках её двоюродной сестры. А широкие гладкие ляжки у мамы, блестели от любовного сока натёкшего на них из её пизды.

Ебясь со мной в задний проход, мама испытала анальный оргазм, но кончала всё же влагалищем, и оно выделяло из себя любовный сок и выделения во время разрядки.

— Вот так милый, мы твоего " молодца" с мылом помоем и шампунью. Чтобы он был чистеньким и не обижался на меня что я его немного измазала. - приговаривала мне мать, моя мне член над ванной тёплой водой из душевой лейки.

У тёти в квартире был установлен дровянной титан, но только он стоял не на кухне как у нас, а ванной и он был тёплый. Очевидно Люба встав пораньше его протопила, чтобы её двоюродная сестра могла подмыться после порева с сыном. И за это я был благодарен своей тёте.

— Держи лейку и полей мне на попу сынок. Намуслякал ты мне там Костя. Теперь давай убирай за собой. - засмеялась Нина, залазя в чугунную ванную.

Мать упёрлась руками в стенку нагнув туловище, подставив мне свою большую, мягкую и белую как молоко попу.

— С удовольствием Ивановна, ведь это теперь моё "рабочее место" и я должен содержать его в чистоте. - в шутку ответил я матери, раздвигая рукой её пухлые " булки" на жопе, а другой рукой я взял брусок душистого земляничного мыла и с удовольствием намылил маме дырочку её ануса из которого сочилась моя сперма, и её чёрную письку.

С этого момента, я стану на постоянной основе ебать эту красивую и сексуальную женщину, свою родную мать. И буду содержать её дырочки в чистоте.


28499   266 70100  158  Рейтинг +10 [40]

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 400

Комментарии 6
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора shmaisser

стрелкаЧАТ +10
Добро пожаловать на BestWeapon — мир любовных сочинений и развратных историй. На нашем портале вас ждут самые раскованные повествования. Перед вами библиотека отменных доступных проникнутых эротикой рассказов рунета. За период многолетнего существования библиотеки была собрана особая коллекция авторских сочинений, которая полностью доступна вам. Также вашему вниманию рекомендуются разнообразные рассказы и факты из мира эротики и секса и форум для оценивания самых горячих тем. Наши раскрепощенные сочинения разграничены по категориям, а улучшенная система поиска быстро поспособствует вам найти необходимое. Если же вы автор, то у вас есть возможность разместить сочинение, посоревноваться в оценке авторов, и ваши фантазии приобретут почет и оценку у большинства тысяч наших посетителей. Удачного просмотра!