Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300
Показать серию рассказов
Harddaysknight - Почему бы нам не сделать это в дороге (Why Don't We Do It In The Road)

Автор: isamohvalov

Дата: 9 апреля 2021

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

Почему бы нам не сделать это в дороге

WHY DON'T WE DO IT IN THE ROAD

Harddaysknight

Я с нетерпением ждал первого дня сезона охоты на оленей, как в детстве ждал Рождества. Он всегда выпадает на первый понедельник после Дня Благодарения в Пенсильвании и является чем-то вроде государственного праздника. Многие школы закрываются, потому что большое количество учеников из младших классов, а также многие учителя будут в понедельник в лесу Пенна, а не в классной комнате.

В последнюю минуту клиент из Калифорнии настоял, чтобы я был свободен в понедельник, чтобы проверить его счет. Я старался его отговорить и даже осторожно прощупывал его насчет встречи с другим представителем компании. Счет много значил для компании, что, в свою очередь, делало его очень важным и для меня. Впервые с тех пор, как мне исполнилось двенадцать, я провел первый день оленьего сезона на работе. Я смирился с тем, что мне придется отправиться в наш охотничий лагерь только в понедельник вечером, таким образом, пропустив все веселье, которым мы, охотники, наслаждались днем ранее, перед охотой. Это означало, что я буду отставать в потреблении пива и проигранных в покер деньгах. Если повезет, я смогу наверстать большую часть потерянных времени, пива и денег в понедельник вечером.

С этой целью я упаковал свое охотничье снаряжение в пикап, бросил ящик пива на заднее сиденье и отправился в трехчасовую поездку в наш охотничий лагерь в округе Брэдфорд. Моя жена Барб оставила мне записку, в которой сообщала, что собирается погулять с парой своих подружек, и пожелала удачи на охоте. Меня не обманули. Я знал, что большинство жен были более чем счастливы видеть нас, парней, вдали от дома в первую неделю сезона оленей. Для них это был маленький отпуск.

Я был в часе езды от дома, когда сумерки превратились в темноту. Когда я следил за поворотами и изгибами трассы 6, я увидел, как служебный фургон передо мной долбанул красивого оленя и отбросил его на обочину. Затормозив, я увидел, как еще один олень, самка, отлетела от фургона и упала рядом с самцом. Я съехал на обочину и, освещая фарами свой пикап, посмотрел на несчастных животных. У оленя была красивые рога размахом почти в два фута. У самки всё было значительно меньше. Оба были мертвы, как прошлогодние одуванчики.

Я тут же принял решение. Я вытащил из охотничьей куртки бирки, заполнил их и повесил на оленей. Затем я погрузил их в свой грузовик, развернулся и направился домой. Я должен был доставить их куда-нибудь, где я мог бы разделать их, прежде чем их тела станут слишком холодными. Чем дольше я ждал, тем труднее и вреднее становился процесс.

Я остановился у старого амбара приятеля примерно в двух милях от дома и включил наружный свет. Потом я полевым фонарем я осветил обоих оленей. Работая над самцом, я восхищался его рогами. Он был самым милым оленем, которого я когда-либо видел. Мне пришло в голову, что у меня есть прекрасная возможность выиграть большой пул по отстрелу оленей в моем охотничьем клубе. Я обсуждал моральный вопрос, который мог возникнуть из-за того, что это на самом деле добыча в результате ДТП, а не добыча во время охоты. Я быстро отбросил все сомнения, которые закрадывались в мое сознание.

Правило – самые большие рога у законно помеченного оленя. Я квалифицировался. Кроме того, я никогда раньше не был близок к победе в охотничьем соревновании. Это было мое время!

Я решил вернуться домой, чтобы привести себя в порядок и переодеться. Независимо от того, сколько раз я разделывал оленей, я не мог сделать это, не запачкав кровью свою рубашку и джинсы. Я бросил разделанных животных в грузовик и направился домой. Мои бирки были заполнены, и у меня вдруг не стало причин спешить в лагерь. Когда я подъеду туда, будет уже поздно пить пиво или играть в карты.

— По крайней мере, я как следует закрепил свои бирки на животных, - подумал я, сворачивая на тупиковую дорогу, ведущую к моему дому. Я уже видел, как одного моего друга крупно оштрафовали за то, что с его оленя свалилась бирка. Местный окружной судья отказался признать, что олень был должным образом помечен и что это судьба вмешалась, чтобы сорвать бирку с животного.

Судью звали Рэй Паркер, и он гордился тем, что был известен в нашем городе как "судья-вешатель". Он занимался только мелкими юридическими делами и исками на сумму менее десяти тысяч долларов, но был напыщенным ослом. Барб была в дружеских отношениях с сестрой этого мудака. Тем не менее, я знал, что это не принесет мне никакой пользы, если я окажусь перед этим придурком в суде по обвинению в незаконной охоте или за нарушение правил дорожного движения.

***

Было уже больше одиннадцати, когда я нажал на пульт, чтобы открыть дверь своего гаража. В доме было совершенно темно, поэтому я предположил, что Барб уже в постели и, вероятно, спит. Я был удивлен, увидев, что не могу заехать к себе в гараж. На моем месте стоял новенький "Линкольн"! Джип Барб стоял на своем обычном месте. Обойдя "Линкольн", я пощупал капот, и он оказался прохладным. Должно быть, машина стояла там уже какое-то время. Ключи были в замке зажигания.

Я тихо вошел в свой дом. Остановился и прислушался. В доме было темно и очень тихо. Немного нервничая, я поднялся по лестнице, которая вела в спальню. Подойдя к хозяйской спальне, я услышал громкий храп. Я спал с Барб двадцать пять лет, и она никогда не храпела. У меня внутри все сжалось.

Я прошел через открытую дверь в спальню. Лунного света было достаточно, чтобы разглядеть две человеческие фигуры на моей кровати. А потом я удивился, какого черта я крадусь по своему проклятому дому! Я протянул руку, включил свет и стал ждать, что за этим последует чертова буря. Никто даже не вздрогнул. Барб спала голая, положив руку на мужской член. У мужика был круглый пивной живот и много волос на животе и груди. Я наклонился и стянул подушку с его лица.

Это был сам гребаный судья-вешатель! Рэй Паркер спал в моей постели с левой грудью моей жены в своей мягкой маленькой ручонке! Забавно, что в такие моменты происходит у человека в голове. Я обнаружил, что больше всего возмущен тем, что моя жена пригласила в свою постель такого жалкого мудака. Черт, да мы с ней оба знали кучу парней, которые, время от времени могли бы получить кусок ее задницы! И это было бы предпочтительней!

Потом я увидел пустые винные бутылки на тумбочке. Неудивительно, что включение света в спальне их совсем не обеспокоило. Они, должно быть, напились и дотрахались до ступора!

Я спустился вниз за ружьем для охоты на оленей. В следующий раз, когда этот ублюдок проснется, он будет мертв! Копаясь в грузовике в поисках винтовки и патронов, я начал обдумывать свое положение. Муж всегда является главным подозреваемым. Черт возьми, даже если бы кто-то другой застрелил этого придурка, меня, вероятно, все равно осудили бы за убийство просто потому, что у меня был такой сильный мотив. Мне нужно было быть умнее.

Потом я заметил рога, торчащие над бортом моего грузовика. Я был чертовски уверен, что не хочу попасть в тюрьму до того, как покажу другим парням своего оленя и выиграю соревнование. Паркер не стоил того, чтобы упустить это единственное в жизни удовольствие. Во всяком случае, в последнее время мы с Барб не очень ладили. Зачем позволять этой суке разрушать мою жизнь? Я быстро разработал план Б и приступил к его осуществлению.

Я снял свою охотничью бирку с оленихи, которая была в моем грузовике, и осторожно положил её в большой багажник "Линкольна". Потом я вытащил старый двуствольный обрез двенадцатого калибра, который купил у старого пьяницы за несколько недель до его смерти, почти двадцать лет назад. Я никогда никому не рассказывал, что он у меня есть. Это было чрезвычайно смертоносное и незаконное оружие. Я вытер его старой тряпкой, чтобы не осталось отпечатков пальцев, и положил в багажник, рядом с оленихой. Я даже нашел относительно новую подушку и бросил ее в багажник, предварительно оторвав эту чертову бирку, которая предупреждала, что убрать эту гребанную штуку - федеральное преступление.

Затем я пошел в дом и наполнил чайник очень горячей водой из-под крана. Я наполнил ей кулинарный шприц и вернулся к оленю в багажнике "Линкольна". Я налил немного горячей воды в выпотрошенную полость и подождал около минуты. Затем я использовал шприц, чтобы высосать из трупа изрядное количество кровавой воды и вылил ее в миску. Затем я снова наполнил шприц из тела оленя. И припарковал свой грузовик за углом дома.

Я достал вратарскую хоккейную маску сына, надел ее и вернулся в свою довольно шумную спальню. Когда Барб пила, ее почти невозможно было разбудить. Мой план сработал бы лучше, если бы она продолжала спать, но я был готов помахать крыльями, если возникнет необходимость.

Я снял одежду Паркера со стула в спальне и спрятал ее в шкаф. Я заметил, что его сотовый все еще висел на поясе. Затем я поставил миску и шприц на тумбочку.

Я забрался на кровать, поставив колени по обе стороны от Барб. Достигнув этого положения, я слегка толкнул Паркера, но он продолжал храпеть. Я вытащил сердце оленя из мешочка, в который положил его, когда разделал. Иногда ребята в лагере любят мариновать их с пивом и крекерами. У меня никогда не было вкуса к этому конкретному органу.

Я открыл кожаную защелку, удерживающую мой охотничий нож, и обнажил клинок. Потом я вылил кровь из миски на простыни и на грудь Барб. Удивительно, как мало крови нужно, чтобы все выглядело как на месте преступления. Барб протянула руку и слегка потерла левую грудь, пока жидкость быстро высыхала. Потом снова опустила руку.

Я опустошил миску, поставил ее обратно на стол и взял со стола шприц. Я держал его над лицом Паркера и опустил вниз, примерно на четыре дюйма выше его храпящего рта. Держа сердце в одной руке, я сжал его очень сильно и брызнул кровавой водой на Паркера, часть которой попала ему в рот и заставила его задохнуться. Я быстро положил шприц, взял нож и начал водить острием по сердцу в левой руке.

Краем глаза я наблюдал за Паркером и хихикал, как Злая Ведьма с севера. Он зашипел и вдруг резко выпрямился. Он посмотрел на сердце в моей руке, а затем на окровавленную грудь Барб, закашлялся и выплюнул кровь, которую проглотил. Судорожно вздохнул. Затем я повернул лицо, закрытое маской, чтобы посмотреть на него.

Этого было достаточно! Он выскочил из кровати и помчался по коридору, как ракета, и мне оставалось только добраться до гаража, когда он, совершенно голый, открывал дверь своей машины.

— Ты следующий, мамкоёб! - крикнул я, когда он захлопнул дверь и выскочил из гаража.

Я вернулся наверх и положил одежду Паркера обратно на стул. Забрал у него мобильник и сунул его в карман. Нашел время, чтобы вытащить телефон Барб из его чехла-записной книжки, и тоже сунул в карман. Потом я взял миску и шприц и положил их в мойку вместе с остальной грязной посудой. Включил посудомоечную машину и пошел к своему грузовику, предварительно выключив все огни и закрыв дверь гаража.

Я был всего в нескольких милях вниз по дороге, когда заметил большой Линкольн, стоящий на обочине. Мне пришло в голову, что в старой теории о том, что пара фунтов сахара в бензобаке автомобиля может привести к катастрофическим последствиям, должна быть доля правды. В полумиле от машины я заметил то, что, очевидно, было голым человеком, бегущим по шоссе. Когда я подъехал ближе, он повернулся и побежал к берегу, скрываясь из виду.

Ну какой больной, сумасшедший ублюдок будет бегать голым в конце ноября в Северной Пенсильвании? Я ясно видел свой долг. Я взял сотовый Паркера, набрал 911 и сообщил о тревожном зрелище, которое только что наблюдал. Но забыл оставить им свое имя. Им придется полагаться на идентификатор вызывающего абонента, чтобы определить, кто именно сделал этот звонок.

***

Меньше чем через час я проехал мимо того места, где видел двух убитых оленей. Я взял сотовый Паркера и набрал свой домашний номер.

Звонок поступил на автоответчик, когда я позвонил в первый раз. Я повесил трубку и снова набрал свой номер. На этот раз Барб сняла трубку после четвертого гудка.

— Алло? Что-то не так, - спросила Барб с той обычной озабоченностью, когда вам звонят в предрассветные часы.

— Включи свет и посмотри, что осталось от твоего любовника! - прошипел я в трубку.

Я подождал секунд десять, а потом услышал первобытный рык. Барб, должно быть, увидела кровь и нашла чье-то сердце рядом с собой в постели. По крайней мере, это было единственное, что могло бы ее так сильно расстроить.

— Ты сумасшедший ублюдок!- завопила Барб в трубку. - Ты убил Рэя! Тебе это никогда не сойдет с рук! Я звоню в полицию.

Телефон в моем ухе умолк. Улыбка промелькнула на моем лице, когда я подумал об истории, которую Барб рассказывает полиции в этот самый момент. Я подъехал к охотничьему лагерю около четырех утра. Повесил своего оленя на шест, который был у нас для этой цели. Я заметил, что пара оленей поменьше уже там висят, и усмехнулся про себя, когда вошел в хижину.

Когда я вошел, старый Дэн Макгроу уже готовил завтрак. Его выбрали готовить для группы. Тогда он сможет отправиться на охоту до следующего обеда. Он поставил передо мной тарелку с беконом, яйцами и картофельными оладьями, и я принялся за еду.

Том Бертон вылез из постели и вышел на улицу, чтобы проверить погоду. Он отсутствовал минуту или около того, а затем ворвался обратно в дверь.

— Где, черт возьми, ты взял этого оленя, Дейв? - требовательно спросил он. - Это самый большой из тех, что я когда-либо видел.

Этот вопрос вызвал массовую миграцию через парадную дверь. Мало что дает охотнику больше надежды, чем вид красивого оленя, захваченного кем-то еще. Это возрождает их надежду и разжигает их воображение. Я объяснил, как накануне в сумерках заехал к другу. Я вышел в самую густую заросль кустарника и горного лавра, какую только смог найти, и наткнулся на большого самца. Затем, когда он на полной скорости пробежал сквозь густые заросли, я преследовал его и выстрелил один раз. Остальное было историей.

Пока остальные ребята натягивали теплую одежду и надевали утепленные ботинки, я разделся, забрался на койку между простынями и крепко заснул.

***

Несколько часов спустя что-то заставило меня проснуться. Я открыл один глаз. Передо мной была голова в полицейской фуражке.

— Мистер Рид? Мне очень не хочется прерывать вашу охоту, но у меня есть к вам несколько вопросов, - спокойно заявил он, не пытаясь скрыть сарказма.

Я смотрел на него несколько секунд, а потом сел и почесал все места, которые человек должен почесать, когда он впервые просыпается. Потом натянул брюки и рубашку и направился к кофейнику.

— Вот это славный олень с вашей биркой, - начал он. - Где и когда вы его взяли?

— На территории друга. Время на бирке, - медленно ответил я. - Полицейские штата сейчас работают в комиссии по охотничьим лицензиям?

— Давайте перейдем к делу, мистер Рид. Сегодня утром в полицию Спрингвилла позвонила ваша жена. Она заявила, что вы убили ее любовника, которым оказался окружной судья Рэй Паркер. Она сказала, что вы вырезали его сердце и оставили рядом с ней на вашей кровати.

— И чтобы усугубить ситуацию. Машину Паркера нашли брошенной примерно в миле от вашего дома. При обыске в машине обнаружили мертвого оленя и обрез в багажнике. Там же была подушка со снятой федеральной биркой, - добавил коп, подумав.

— Тело Рэя Паркера пока не найдено. Это только вопрос времени, мистер Рид. Почему бы вам не сделать проще и не сказать нам, куда вы положили тело Паркера? - настаивал полицейский.

— Ух ты! А вы, ребята, молодцы, - усмехнулся я. - Пропустили всю эту чушь с криминалистическим расследованием и просто хотите заставить какого-нибудь тупого засранца признаться в убийстве, когда у вас нет ни тела, ни мотива, ни оружия.

Полицейский поднял мой охотничий нож, который лежал в пластиковом пакете, и помахал им передо мной, говоря: - Ревность - самый древний мотив. Не многие мужчины бывают очень счастливы, когда узнают, что их жена - шлюха. Все, что нам нужно, - это тело Паркера, и у нас будет все, что нам нужно, чтобы отправить вас в тюрьму на долгое время.

— Я более чем немного разочарован тем, как различные правоохранительные органы занимаются этой ситуацией, - усмехнулся я удивленному копу. - Вы делаете ошибочный вывод, а затем пытаетесь доказать, что это на самом деле произошло. Затем вы пытаетесь получить признание о том, что на самом деле не произошло, а не выяснять, что на самом деле произошло, и следовать за подсказками туда, куда они приведут.

— В последний раз, когда я видел Рэя Паркера, он бегал по лесу голым. Не знаю почему. Возможно, это мой ритуал благодарности охотничьим богам за то, что они подарили мне великолепного трофейного оленя, вызвал у него легкую тошноту. Это, а также то, что он увидел меня в той же самой комнате, где он спал с моей шлюхой-женой, могло вызвать у него какой-то иррациональный страх, вызванный чувством вины, что, в свою очередь, заставило его выбежать из комнаты голым, - предположил я.

— Если Паркер все еще жив, то почему в вашей постели было сердце?

— Как я уже сказал, у меня есть ритуал, через который я прохожу, когда получаю благословение взять большого оленя. Я опускаюсь на колени в своей постели и поднимаю оленье сердце в знак благодарности. Затем я кладу сердце на свое место в постели в знак признательности и уважения к богам охоты, - добавил я со всем доступным мне почтением.

В этот момент у полицейского зазвонила рация. Он вышел на улицу и несколько минут говорил приглушенным голосом. Потом он вернулся в дом.

— Рэй Паркер был найден полчаса назад, бродящим голым по лесу. Двое охотников нашли его и указали в направлении дороги. Я думаю, что как только они поняли, кто это, они отказались дать ему какую-либо одежду или просто вывести его из леса. Они сказали ему, что пришли охотиться, а не собирать мусор, - усмехнулся коп.

Я поблагодарил офицера, когда он вернул мне мой нож. Он попросил меня зайти в местный полицейский участок и дать показания. Я пообещал ему, что сделаю это, как только закончу свою недельную охоту. И забрался обратно в койку.

***

В пятницу днем я заехал в полицейское управление. Они были немного злы, что я так долго ждал, чтобы сделать свое заявление, но это были не мои проблемы. И кажется, Рэй Паркер обвинил меня в том, что я заставил его поверить в то, что вырезал сердце у Барб. Далее он утверждал, что я подбросил ему в багажник оленя и ружье и даже испортил его "Линкольн".

— Я имею право практиковать поклонение богам охоты в своем доме, - сказал я полицейскому, задававшему мне вопросы. - Если его не устраивают мои ритуалы, ему действительно следует держаться подальше от моей супружеской постели. Тогда он не вступит с ними в контакт. Что касается оленя и незаконного оружия, то я сидел в зале суда и слышал, как он сам говорил людям, когда их поймали с поличным, что любой бы солгал, чтобы избежать ответственности за свои действия. Пришло время этому тупому дерьму подойти к общей тарелке и принять свое лекарство, как мужчина. Я ничего не знаю ни про оленя, ни про ружье, ни про его чертову разбитую машину. Да у него сотни врагов. Разве полицейский не сказал мне, что у него так же с собой была подушка со снятой биркой? Это федеральное преступление! Проверьте это.

***

В пятницу вечером я спал дома в своей постели. Я почувствовал, что кровать зашевелилась, и проснулся, обнаружив Барб, сидящую на краю кровати рядом со мной. Ее не было рядом, когда я лег спать.

— Полагаю, ты знаешь, что я позвонила нашим детям и велела им запереть двери? Я сказала им, что ты взбесился и убил моего любовника, и они должны вызвать полицию, если ты появишься у них на пороге, - начала Барб.

— Я кое-что слышал об этом, раз уж ты упомянула, - тихо признался я.

— Возможно, до тебя даже дошли слухи, что я позвонила в полицию и сказала им, что ты вырезал сердце Рэя и оставил его лежать в нашей постели, - продолжила Барб, когда я кивнул в знак согласия.

— Полагаю, ты слышал, что Рэю предъявлено обвинение в нарушении закона об огнестрельном оружии, и он был оштрафован за перевозку нелегального оленя и за охоту без лицензии, - продолжила Барб. - Помощник окружного прокурора даже пытался привлечь его за то, что он снял бирку с подушки, но я думаю, что это законно, ведь подушка уже продана.

— Ни черта себе? - удивленно ответил я. - Можно снять эти бирки, как только заплатишь за подушку? Полагаю, то же самое можно сказать и о матрасах? Никогда этого не знал.

— Это кажется очевидным, Дейв. Это была новая подушка, и теперь она вся в крови и какой-то мерзости, вместе со всем остальным постельным бельем и подушками, которые были на этой кровати. Тебе не нужно было прибегать к этой уловке. У Рэя и так хватило проблем с другими делами, в которых его обвиняют. Зная твой характер, я еще удивлена, что у него в багажнике не оказалось крэка и рецептурных таблеток.

— Я и понятия не имею, о чем ты говоришь, Барб. Этот Паркер - крутой чувак. Никогда бы не подумал, что он так увлекается нелегальным дерьмом. Я ведь никогда не догадывался, что он трахает мою жену-шлюху, так что откуда мне знать, каков он? - ответил я.

— Ты не будешь долго счастлив с этой шлюхой, что лежит рядом с тобой, Дэйв, - пожаловалась Барб. - Она была замужем пару раз и не могла держать ноги сомкнутыми. Она раздвинет их для кого-нибудь еще, когда ты в первый раз отвернешься.

— Ну, Барб, я пришел к выводу, что это справедливо для очень многих женщин. Разница в том, что я не жду от Дорис ничего особого. Она шлюха, но она отлично трахается. Ты только посмотри на эти сиськи! - воскликнул я, откидывая простыню, покрывавшую спящую женщину. - Давным-давно я сказал тебе, что если когда-нибудь поймаю тебя на измене, то во мгновение ока окажусь в трусиках твоей кузины. Тебя предупреждали, так что не хнычь. Тебе это не идет, Барб.

— Ты здорово меня подставил, Дейв, - призналась Барб. - Рэй Паркер был единственным мужчиной, с которым я тебе изменяла, да и то всего пару раз. К тому времени, как Дорис тебе надоест, мы ведь будем в расчете, не так ли, Дейв? До тех пор я буду спать в комнате для гостей.

— Я пожила у Сьюзен, но она, моя единственная дочь, ясно дала мне понять, что считает меня ужасной шлюхой. Мне не следовало звонить нашим детям и говорить, чтобы они запирали двери перед тобой. Они бы никогда не узнали о моей глупости с Рэем, - задумчиво произнесла Барб. - Ты бы никогда не сказал им, правда, Дейв? У тебя всегда было правило - никогда не ругать меня перед нашими детьми. Ты заставил меня сделать это самой. Я потеряла уважение мужа и детей из-за какого-то напыщенного придурка. Что ты теперь собираешься делать, Дэйв?

— Подожду, пока ты выйдешь из комнаты, а потом разбужу твою кузину-шлюху и трахну ее в жопу, - ответил я с усмешкой.


10180   5 22857  139  Рейтинг +10 [69] Следующая часть

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 690

Комментарии 11
Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора isamohvalov

Рады вас приветствовать на BestWeapon — мир эротических рассказов и возбуждающих историй. Тут вас ожидают самые раскрепощенные истории. Перед вами хранилище лучших бесплатных возбуждающих повестей со всего интернета. За время долгого существования ресурса была отобрана уникальная коллекция авторских историй, которая абсолютно доступна вам. Также вашему вниманию предлагаются различные рассказы и факты из мира эротики и секса и интернет-форум для оценивания самых трепетных тем. Наши раскрепощенные рассказы распределены по категориям, а стандартная система поиска легко поможет вам отыскать требуемое. Если же вы писатель, то у вас есть возможность разместить рассказ, посоревноваться в оценке писателей, и ваши выдумки приобретут почет и похвалу у множества тысяч наших посетителей. Приятного просмотра!