Комментарии ЧАТ ТОП рейтинга ТОП 300
Провинциальные страсти. Эротическая пьеса - комедия

Автор: ge35

Дата: 26 апреля 2021

  • Шрифт:

Картинка к рассказу

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Господин Посохов Вадим Петрович, градоначальник провинциального города средней руки.

Госпожа Посохова Аглая Ивановна, жена градоначальника.

Арина, горничная, кухарка, уборщица ( одним словом - всё в этом доме).

Антонина, ночная медсестра.

Батюшка Иван из церкви святого Вознесения, которого нечестивые шутливо называют «Батюшкой вознесения креста между ног».

Григорий, его племянник (некоторые уверяют, что он его сын).

Место действия – дом градоначальника.

Эта незамысловатая комедия рассчитана на небольшой зал, вмещающий от 20 до 30 человек.

АКТ ПЕРВЫЙ И ЕДИНСТВЕННЫЙ

СЦЕНА ПЕРВАЯ

Вечер. Гостиная комната в доме градоначальника. Перед камином в кресле сидит господин Посохов, поглощённый чтением передовицы газеты «Коммерсант». Видны только его волосатые ноги, выглядывающие из-под полы роскошного шелкового халата. На стене висит его портрет в генеральском мундире. Госпожа Посохова в прозрачной ночнушке на диване нервно перелистывает журнал «Домашний очаг». Её широко раздвинутые ноги не скрывают ни её пушистую киску, ни целлюлит на ляжках. Она встает и принимается ходить взад и вперед. Её обвисшие груди покачиваются из стороны в сторону.

Госпожа Посохова. Вадим Петрович, друг мой, вчера вечером ты четыре раза заставил Антонину вставать! Неужели тебя опять мучает ригидность мышц пениса? Снова повышенный тонус?

Господин Посохов. Да. И, как всегда, это довольно-таки болезненно. Позови мне Арину, я нуждаюсь в её губах.

Госпожа Посохова (вскрикивает, как всякий раз, когда она отдаёт приказы своей служанке). Арина! Немедленно иди сюда!

Входит Арина со шваброй в руках, в костюме горничной - крошечный белый фартук на дешёвом чёрном платье, корсаж которого в значительной степени обнажает её пышную грудь. Непокорные груди подтягивает наверх слишком тесный бюстгальтер. Ожидается, что груди будут выскакивать из него при каждом лёгком движении тела. Платье такое короткое, что постоянно можно видеть розовые трусики служанки. Белые чулки Арины доходят до середины бедер и заканчиваются очаровательным кружевом.

Госпожа Посохова. Отцепись ты уже от этой швабры. Твой красивый ротик должен позаботиться о ручке другой швабры!

Она смеется над своей, как ей кажется, удачной шуткой.

Арина. Хорошо, госпожа. Прямо сейчас?

Госпожа Посохова. Да, дурочка, пойди достань аксессуары.

Арина возвращается с подушкой.

Госпожа Посохова. А где туфли, которые так нравятся моему мужу? Тупица! И вуаль не забудь!

Арина возвращается в красных туфлях на таких высоких каблуках, что ноги её шатаются, словно они на шарнирах и их владелица пьяна, и она пару раз спотыкается, почти падая. Перед её глазами большая кружевная вуаль, ниспадающая с нелепой черной бархатной шляпы.

Госпожа Посохова. Ах, растяпа! Я что ли должна снимать с тебя твои трусики! Как будто ты сама не знаешь правил, установленных господином градоначальником.

Госпожа Посохова стягивает с Арины трусики и проверяет чистоту её киски и промежности, понюхав свои пальцы, которыми она провела по её интимным местам. Она довольно хлопает служанку по ягодицам, сигнализируя об окончании проверки. Арина становится коленями на подушку перед господином градоначальником. Она почтительно распахивает полы его халата и обнаруживает торчащий вверх, испещренный вздувшимися синими венами пенис, оканчивающийся красной блестящей головкой. Она нежно облизывает её кончиком языка, прежде чем взять в рот. Господин градоначальник невозмутимо продолжает читать.

Госпожа Посохова. Милый, как тебе этот минет?

Господин Посохов. Пока недостаточно хорошо!

Госпожа Посохова. Арина, давай, поработай своим язычком. (Она внимательно наблюдает) А где твои руки, Арина. Используй свои руки!

Арина активно работает ртом и руками, лижет волосатые яйца градоначальника. Госпожа Посохова, стоя рядом с ней, подтягивает свою ночнушку вверх, к груди, и начинает бесстыдно ласкать себя между ног, наблюдая за работой Арины.

Внезапно градоначальник швырнул газету на пол, схватил Арину за уши, чтобы глубже проникнуть в её рот своим пенисом. Арину почти стошнило, она задыхается, из глаз текут слёзы и на щеках появляются чёрные потеки от туши с ресниц. Член Посохова выходит из её горла, чтобы демонстративно брызнуть струей спермы на её вуаль и, таким образом, испачкать этот знак женского подчинения патриархальной власти.

Госпожа Посохова (раздраженно, ей не понравилось). Арина, пойди в ванную и помой лицо!

Затем, обращаясь к мужу(тихо):

Вадим Петрович, друг мой, она тебе облегчила твои страдания?

Господин Посохов. Не совсем. Моя натура, физическое состояние моего тела требуют большего.

Госпожа Посохова. Вадим, у меня такое впечатление, что ты заколдован какой-то тварью, которая метит на твоё место в мэрии, другого объяснения я не вижу.

Господин Посохов. Дорогая, позови снова Ариночку и подготовь мне её задницу.

Госпожа Посохова (пронзительно кричит). Арина! Иди сюда. Господину Посохову потребовались твои очаровательные пухлые формы.

Госпожа Посохова сидит на диване, Арина стоит перед ней спиной, наклонившись вперед, расставив ноги и ягодицы. Она предлагает свою милую дырочку в попке языку госпожи, которая с его помощью старается увлажнить её анальную дырочку, нанеся на неё как можно больше слюны. Градоначальник, полностью обнажённый, нетерпеливо, выставив вперёд свой торчащий пенис, наблюдает за этими приготовлениями.

Госпожа Посохова. Она готова!

Господин Посохов засовывает свой эрегированный член между двумя круглыми твердыми ягодицами и резко вталкивает его вглубь попки Арины. Каждый толчок сильнее предыдущего, и Арина стонет, с каждым разом немного громче. Госпожа Посохова рассеянно ласкает себя, наблюдая за приближающимся оргазмом мужа. Она не хотела бы упустить ни малейшей детали происходящего.

Арина (в её голосе слезы). Господин градоначальник, ради всего святого, сжальтесь, позвольте мне передохнуть.

Господин Посохов замедляет ритм погружений в попку Арины и начинает сильно хлопать по ягодицам горничной, оставляя на них яркие красные следы. Арина тщетно пытается защитить свою попку руками. Она кричит и плачет. Интенсивность ударов удваивается. Госпожу Посохову охватывает первый оргазм, и содомия продолжается, к её удовольствию, с новой силой.

Господин Посохов. Повернись, сучка!

Господин Посохов вынимает член из задницы Арины и погружается в неё своим лицом и ртом, наслаждаясь вкусом того, что струится из глубины её дырочки.

Господин Посохов. Арина! Оближи-ка мой член. Он должен быть чистым! Таким чистым, как если бы я только что вышел из ванны.

Арина выполняет свою работу, но член градоначальника хоть и стал чище, но не смягчился, не ослабел, он всё также торчит вверх.

Госпожа Посохова (насмешливо). Ну что, Арина, теперь ты знаешь, какая твоя задница на вкус? Ладно, давай возвращайся к уборке помещений! На данный момент этого достаточно. (Градоначальнику) Надеюсь, вы примете бромид в субботу. У Арины будет её законный выходной.

Господин Посохов. Нет, ты же знаешь, что я не уважаю химию. Только традиционная медицина. Вместо Арины я воспользуюсь помощью Зинки, дочери садовника... или как там её зовут? Ей уже восемнадцать лет, а она всё ещё девственница. Ладно, не ворчи, я удовлетворюсь только её ртом и задницей. Я уважаю девственность. У меня есть принципы!

Госпожа Посохова. Мой дорогой, но это небезопасно. Ты соберёшь с неё все микробы и вирусы, которые оставили в её теле мальчишки из соседней деревни. Я сама видела, как она с ними обжималась. Это тебе не Арина или Антонина, которые ежемесячно сдают анализы.

Господин Посохов. Без небольшого риска жизнь лишена изюминки, пикантности.

Он выходит. Госпожа Посохова, нервничая, кружится по гостиной.

Госпожа Посохова. Арина!

Арина возвращается со своей шваброй.

Госпожа Посохова. Я надеюсь, что ты, по крайней мере, продезинфицировала свой рот. Снова возьми подушку, присядь вот здесь и пососи мою киску. Она уже исстрадалась и плачет по твоему язычку.

Арина возвращается на своё место, её лицо между бедер госпожи Посоховой. Она сидит спиной к зрителям и предлагает их взору свои ягодицы, всё ещё красные от грубых шлепков, которые они получили от градоначальника. Госпожа Посохова сама раздвигает свои ягодицы, чтобы Арина могла подарить ей ласки её умелого язычка, сделала ей римминг «лепестка розы».

Госпожа Посохова. Твой язык в точке, Арина, ты молодец. Тщательней… Да, это хорошо… Вернись к бутончику сейчас… Да…

Свет постепенно гаснет, переходя в полную темноту. Градоначальница продолжает давать инструкции служанке. Сцена заканчивается её сладострастными криками.

СЦЕНА ВТОРАЯ

Днем того же дня. Гостиная в доме градоначальника. Госпожа Посохова одета и причесана. Арина представляет ей священника в рясе, который следует за ней, не отрывая глаз от её покачивающихся при движении ягодиц, слегка прикрытых её ультракоротким платьем.

Батюшка Иван. Дорогая госпожа градоначальница, я пришёл отшлепать вашу письку. (Смеется.) Я имел в виду, конечно, спросить вас, собираетесь ли вы на письповедь? (смеётся) Ещё раз извините, заговариваюсь… на исповедь?

Госпожа Посохова (натянуто смеясь). Батюшка, ваша духовность вас возвышает. Очевидно, не только вас всего, но и некоторые части вашего тела. Но я думаю, вам следует письповедовать господина градоначальника, который с некоторых пор обожает грудь девственниц больше, чем Пресвятую Богородицу и меня.

Она хихикает над своим немудрёным каламбуром.

Батюшка Иван (серьезно). Дорогая госпожа градоначальница, ваше слово было бы превосходным, если бы только в нём не было ужасного богохульства в отношении Пресвятой Богородицы. Выражение, включающее в себя столь же кощунственную игру слов. Не имея возможности выпороть вас в задницу… извиняюсь опять… по заднице, а вы этого заслуживаете, мы возьмем на себя обязательство выслушать вашу исповедь. Но, вначале, расскажите мне, как поживает наш дорогой градоначальник?

Госпожа Посохова (с сожалением). Плохо, батюшка, плохо. Жёсткость его полового органа отказывается смягчаться. И если бы вы знали, как он лечит себя! (Она понижает голос) Он предается греху Содома!

Батюшка Иван. С юношами или с девушками?

Госпожа Посохова (еще тише, стыдливо). С девушками.

Батюшка Иван. Ну это гораздо менее серьезно, чем вам кажется. Это просто заблуждение, вполне невинная ошибка при выборе дырки, о которой можно будет поспорить перед Высшим судиёй.

Госпожа Посохова. Но он выбирает девушек всё моложе и моложе. Он хочет, чтобы их бёдра были очень узкими, дабы успокоить его приапизм. Арина, которую вы видели, и Антонина, наша ночная сестра, устали его удовлетворять с этой точки зрения. А в связи с антипедофильской истерией, охватившей страну, мы идем к катастрофе. Пока что только несколько своевременных сообщений наших друзей сумели остановить жалобы некоторых девушек, но достаточно, чтобы одна агрессивная мамаша оказалась под присмотром ассоциации феминисток и хищных юристов, и мы с мужем лишимся всего! Батюшка, я рассчитываю на вас, что вы найдете для нас лекарство.

Звонят. Арина приносит письмо на подносе.

Госпожа Посохова. Вы не против, если я прочитаю?... Ах, это из лаборатории. Анализ отрицательный. (Громче) Ты слышишь, Арина, ты здорова! Ни малейшего вируса на слизистых оболочках. (Батюшке Ивану) Но если мой муж собирается воткнуть своё жало куда ни попадя, в другую дырку, то это нам не поможет!

Госпожа Посохова приподнимает платье Арины и показывает священнику её голые ягодицы.

Госпожа Посохова. Посмотрите, батюшка. У этой малышки такие чудные природные данные, такие возможности! Я и сама не раз пользовалась её проворным язычком.

Батюшка Иван. Это тоже грех, но простительный. Ласки между женщинами не имеют большого значения. Некоторые также думают, что они радуют ангелов, которым должно быть, бывает иногда немного скучно. Но давайте начнем исповедь, дорогая градоначальница. Боже, Спаситель наш! Ты через пророка Твоего Нафана даровал покаявшемуся Давиду прощение его согрешений, принял Ты и покаянную молитву Манассии. И ныне приими по свойственному Тебе человеколюбию рабы Твоей Аглаи, кающейся в содеянных ею прегрешениях и просящую прощения своих неправд и беззаконий. В чём вас обвиняет ваша совесть, госпожа градоначальница?

Госпожа Посохова. Э... да ни в чём особенном. Вы, батюшка, только что заметили небольшое богохульство, что слетело с моих губ. И это правда, что я получаю удовольствие, когда Арина мне сосёт там… между ног. Этого требует моя природа, натура, которой пренебрегает мой муж перед Богом, который не колеблется...

Батюшка Иван.(прерывает) Дорогая госпожа градоначальница, мы рассмотрим похождения вашего мужа немного позже. Но вот вы… Вы почти не ходите на религиозные службы! Вам следует прийти самой и отвести туда Арину, которой я никогда не видел в своей церкви, которая на самом деле, честно говоря, стала довольно пустынна.

Госпожа Посохова. Несомненно, батюшка, я это сделаю.

Батюшка Иван. Скажите мне, как на духу, принимаете ли вы участие в нашем доме в обедах свободомыслящих либералов и других атеистов… Да поразит их коронавирус и прочая чума, да разъест им оспа мозг… где обмениваются враждебными замечаниями в адрес Нашей Пресвятой Богородицы, православной церкви и государства?

Госпожа Посохова. Но батюшка, я не несу ответственности за слова моих гостей!

Батюшка Иван. Конечно, но вы должны составить для меня чёрный список атеистов-развратников, всех, кто бывает в вашем доме и кого вы знаете в высшем обществе нашего региона. Конечно, нет смысла нацеливаться на Москву, столицу мерзкой проституции и погибели и, само собой разумеется, вы не должны больше приглашать к себе этих людей.

Госпожа Посохова. Но это мой муж их приглашает...

Батюшка Иван. Вы сами должны прояснить этот момент в ваших с мужем отношениях. Что ж, я знаю, что ваш фривольный легкомысленный муж излишне пренебрегает вашей интимной жизнью, и что язык Арины успокаивает вас на некоторое время. Но используете ли вы какие-нибудь приспособления, чтобы вызвать у вас искусственное, неестественное возбуждение, что разумеется греховно, поскольку нарушает связь между естественным зарождением жизни, которое поощряет Господь наш?

Госпожа Посохова. Раз или два я пыталась...

Батюшка Иван. Мне нужны подробности, иначе я не смогу выдать вам разрешительную грамоту об отпущении грехов.

Госпожа Посохова. Детали.. . Батюшка, вы меня смущаете.

Батюшка Иван. Тогда можете мне не рассказывать… просто покажите эти предметы.

Госпожа Посохова. Вы уверены, что вам нужно их увидеть?

Батюшка Иван. Абсолютно уверен в этом! В противном случае я не смог бы измерить степень вашего греха и размер необходимого отпущения грехов. Непрощенный грех будет преследовать вас и вызовет в вас новый жар, который вы сможете успокоить только новыми грехами.

Мадам находит в бюро чемоданчик от Луи Виттона и достает из него коллекцию фаллоимитаторов и анальных пробок всех форм и цветов, вагинальных шариков, вибромассажеров и стимуляторов клитора. У священника, хотя он и был любителем скабрезных признаний, перехватило дыхание.

Батюшка Иван. Госпожа градоначальница, вы меня удивили! Как вы это используете?

Госпожа Посохова. Батюшка, я всё-таки не хотела бы осквернять Таинство Покаяния и Примирения.. .

Батюшка Иван. Я настаиваю. Я беру на себя ответственность перед нашим Господом за ваши прегрешения. Как это устройство работает? А для чего эти кнопки?

Госпожа Посохова. Они регулируют интенсивность наслаждения. Увеличивают или уменьшают его!

Батюшка Иван. Наслаждение?… Сладострастие... Следовательно, грех. А как насчет того предмета в форме гриба?

Госпожа Посохова. Это пробочка ... анальная пробка.

Батюшка Иван. Хорошо, я хочу увидеть грех во всём его ужасе.

Мадам опускает вниз и снимает свои элегантные жемчужно-серые кружевные трусики, подтягивает узкую юбку до бедер и, видимо сбитая с толку вопрошающим взглядом батюшки, вводит в свой анус пробку с большим аметистом на конце.

Батюшка Иван. Пресвятая Дева, закрой глаза! Господи Иисусе, помилуй эту душу, которая бежит в погибель! Неестественное удовольствие - смертный грех, моя девочка! Необходимое искупление должно быть соизмеримо с грехом. Что я могу сказать по поводу злодеяния, которое вы совершаете? Сколько раз в день вы играете с этими предметами?

Госпожа Посохова. Не могу точно сказать. Ночи длинные, барону часто нужна няня, а уход за ним сопровождается таким шумом, такими сладострастными криками, что... Как спать в этих условиях?

Батюшка Иван недоволен. Он просит, чтобы градоначальница показала ему, как работают остальные игрушки, требует, чтобы каждый вибратор работал в нужном месте и с максимальной интенсивностью. Чтобы добиться нужного эффекта, он пальцами раздвигает влагалище градоначальницы и сам умело вводит в него фаллоимитатор.

Входит Арина с подносом, на котором чашки с чаем. Госпожа Посохова пользуется этим случаем, чтобы немедленно испробовать самый огромный фаллоимитатор в киске своей горничной. Батюшка Иван одновременно получил возможность пройтись руками по крепким девичьим ягодицам, на которые он уже давно положил глаз, вернее, как только впервые переступил порог этого дома. Он смачивает слюной два пальца и вводит свою липкую слюну в дырочку между ягодиц Арины, поворачивая их вправо и влево, чтобы облегчить проникновение. Арина, которой пронзили оба её отверстия, стонет.

Батюшка Иван. Ей тоже необходимо исповедоваться мне. Но, пожалуй, не всем домочадцам в один день. Сегодня я насытился распутством, блудом и похотью. Что ж, выходки и похождения градоначальника известны всему городу, обсуждать этот вопрос сейчас нет никакого смысла. Я сделаю вам супружеское предписание. Сейчас я его напишу, чтобы ничего не забыть.

[Он медленно произносит вслух следующие предложения, пока пишет их.]

Во-первых, Градоначальник и его супруга совместно выплатят мне минимально возможную сумму в два миллиона рублей, целиком предназначенную для моей бедной паствы.

Во-вторых, перед вашим брачным ложем должен быть установлен портрет нашего Патриарха Алексия Второго размером не менее полутора метра на метр таким образом, чтобы он всегда был хорошо виден.

В-третьих, супруги будут обязаны выполнять супружеский долг утром и вечером после соответствующих, установленных канонами, молитв и, я настаиваю, естественным путем, без всяких бесовских причиндалов.

Наконец, они будут присылать мне свою служанку Арину каждые две субботы в месяц, пока мне это будет необходимо.

Полученное отпущение грехов Господь и Бог наш, Иисус Христос, по благодати и щедротам Своего человеколюбия, да простит тебе, чадо Аглая, все согрешения твои, и я, недостойный иерей, властью Его, мне данною, прощаю и разрешаю тебя от всех грехов твоих во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Сие Полученное Аглаей отпущение грехов действительно только при условии исполнения этих покаяний.

И напоследок, дорогая госпожа градоначальница. Что касается Арины… Она мне нужна для моего племянника Григория. В 32 года он только что покинул учёбу в духовной семинарии. Он мне заявил, что потерял Веру в Господа нашего. Как будто Вера была необходима для выполнения его работы священником! Короче говоря, он девственник, и к тому же такой дурень, что если мы его немного не подтолкнем, он останется таким на всю жизнь. И вы слишком хорошо знаете, госпожа градоначальница, что сексуальное расстройство ведет к величайшим порокам.

И вот кое-что ещё для вашей души. При приапизме барона необходимо прибегнуть к изгнанию нечистой силы. Я убежден, что дьявол, живший в душе девушки, которую он когда то лишил невинности, заставил сатану проникнуть в глубины его, следовательно, болезненной плоти.

Так что, со всем уважением к вам, госпожа градоначальница, жду ваших банковских ассигнаций (безналичные переводы и банковские карты не принимаю) и, в следующую субботу, нежную Ариночку.

СЦЕНА ТРЕТЬЯ

Утро следующего дня. Гостиная дома градоначальника. Антонина, ночная медсестра барона, прикрыла наготу блузкой такой же длины, как чёрное платье Арины. Под почти прозрачной тканью блузки видны очень большие коричневые ареолы сосков, которые почти съедают её большую грудь. Арина сидит рядом с ней на диване лицом к публике. Обё девушки широко раздвигают ноги и бедра для удовольствия указанной публики.

Антонина. Если бы ты только знала, какие ночи я провожу с этим пациентом? Он никак не может натрахаться, даже если я прихожу его удовлетворять три раза в час. И он настырно протыкает меня во все дыры, что может отыскать в моём теле и пистонит меня, как дикарь.

Арина. Что касается меня, то мне всё равно. Разве что только немного напрягает хозяйка. У неё всё время жар в одном месте. Чтобы понизить градус, она постоянно играет с моей задницей и всем остальным моим хозяйством, как будто я какая-то силиконовая кукла.

Антонина. А почему ты не уйдёшь от них?

Арина. Куда я пойду с больным отцом на шее? Градоначальница неплохо платит за свои лекарства. А что касается того, что мне здесь отвели роль шлюхи, то, по крайней мере, кроме денег, я здесь ещё живу, мне не нужно платить за крышу над головой. А ты? Почему ты не бросишь эту болезненную пару?

Антонина. У меня более серьезные причины. Они практически насильно заперли меня в этом доме. В своё время я помогла умереть одному похотливому старому пердуну-маразматику, за которым ухаживала днём и ночью. У градоначальника есть доказательства этого. Если я уйду или начну жаловаться, они пойдут и передадут все бумаги семье того старика, и тогда от тюрьмы мне не отвертеться.

Девушки начинают целоваться и ласкать друг друга, обнажая груди, покусывая соски и массируя бёдра. Они хором стонут. Их пальцы проскальзывают вдоль губок их кисок и возвращаются к лицу. Ароматные соки стекают с их рук и растекаются по губам и соскам грудей.

Антонина. Сделаем 69?

За исключением чулок и чепчиков служанок и медсестер, Арина и Антонина полностью обнажены. Они облизывают лепестки своих (не очень) тайных цветков и с удовольствием сосут клиторы, спрятанные губами кисок. Языки скользят между ягодицами, настолько глубоко, насколько это возможно. Сладострастные стоны сигнализируют о наступлении оргазма, но они не прекращаются на протяжении ещё пары минут. Госпожа градоначальница наблюдает за ними из угла сцены.

Госпожа Посохова. Ах, сучки, они развлекаются сами по себе и заставляют меня умирать от скуки.

Госпожа градоначальница подходит к девушкам, нежно гладит Антонину по спине и дружелюбно хлопает её по ягодицам. Бедра Арины заслуживают у неё более суровых ударов.

Госпожа Посохова. Дайте мне место между вами, мои милые лесбиянки, у меня есть кое-что, что мне хотелось бы попробовать вместе с вами.

Антонина ложится на спину. Госпожа градоначальница властно раздвигает ей бедра, и ставит один зажим на её клитор и еще два на соски. Эти зажимы соединяются электрическими проводами с пультом, оснащенным несколькими рычагами. Градоначальница умело маневрирует ими. Живот Антонины, а затем и её бедра начинают неудержимо трястись. Антонина начинает громко стонать, мышцы её тела с головы до ног непроизвольно подёргиваются. Приближается оргазм, и градоначальница уменьшает напряжение тока. Антонина дышит спокойнее, но ненадолго. Градоначальница снова увеличивает интенсивность электрических импульсов, затем уменьшает, затем увеличивает, и каждый раз Антонина плачет и кричит чуть громче, то ли от боли, то ли от наслаждения. От чего - невозможно понять. Когда оргазм приближается, градоначальница нажимает на красную кнопку, и из живота Антонины вырывается мощная струя мочи, которая увлажняет пол на расстоянии почти два метра от неё. Последний крик наслаждения и страсти. Оргазм со сквиртом медленно угасают, но Антонина остается возбужденной. Малейшее прикосновение к её телу вызывает у неё непроизвольные конвульсии.

Госпожа Посохова. Арина, возьми свою швабру и убери эту мочу.

Арина, совершенно обнаженная, убирает шваброй мокрое пятно и напевает мотивчик на тему болеро Равеля. Зрители могут наблюдать за нежным покачиванием её груди в ритме движений шваброй по полу.

За кулисой слышится звонок.

Госпожа Посохова. Арина, закончивай поскорее. Господин градоначальник проснулся. Вымой задницу, она ему понадобится. И иди, одевайся, в рабочее платье, как обычно.

Арина уходит.

Госпожа Посохова. Антонина, мне нужно на себе попробовать эту машину для наслаждений. Ты сумела продемонстрировать её достоинства. Давай, помоги мне!

Госпожа градоначальница расстегивает застёжку, стягивает юбку с голых ягодиц. Антонина устанавливает на её теле зажимы и запускает агрегат, чтобы её хозяйка лично оценила импортный аппарат. Свет постепенно тускнеет, и в темноте со сцены доносятся сладострастные стоны, а затем крики градоначальницы, и каждый пик оргазма хозяйки дома сопровождается смехом Антонины.

ЧЕТВЁРТАЯ И ПОСЛЕДНЯЯ СЦЕНА

В кресле сидит мужчина моложе и мускулистее градоначальника. Без сомнения, это Григорий, так называемый «племянник» батюшки Ивана. Зрители видят самого батюшку чуть дальше кресла, позади него. Блестящие шорты-джоггеры Григория открывают вид на его загорелые бедра, что довольно неожиданно для недавно лишённого сана священника. Его майка, серая от пыли и пота, обнажает такие же мускулистые руки. Мы слышим «Болеро» Равеля.

Во время второго повтора музыкальной темы на сцену выходит женщина и страстно танцует. Она закутана в черную бурку, как у афганцев. Её лицо полностью скрыто. Что-то вроде сетки впереди позволяет ей дышать и видеть, куда она идет.

Фасон бурки исполнен с разрезом впереди, и танцовщица на мгновение расстёгивает её, ровно настолько, чтобы зрители могли увидеть, что под ней она полностью обнажена. С каждым появлением новых музыкальных инструментов в музыкальном сопровождении танцовщица показывает немного больше своего обнажённого тела. По небольшой татуировке на животе внимательный зритель узнает Арину, хореографические таланты которой до этой минуты невозможно было себе представить.

Повторы основной темы Болеро взаимосвязаны. Каждый привносит дополнительный инструментальный штрих, и Арина ещё больше демонстрирует своё очарование. Освещение каждый раз немного меняется.

Можно предположить, что мужчина мастурбирует. Танцовщица подходит к нему, гладит его лицо сосками грудей и своими пухленькими бедрами, ставя ногу ему на колени. Она наклоняется, чтобы показать ему на (слишком) короткое мгновение свою киску и ягодицы. Время от времени она забирается на невысокий столик перед креслом Григория, и лежит там, задрав ноги. Арина начинает ласкать себя, но резко останавливается, и снова начинает танцевать. Она использует этот стол как подспорье для своих эротических изысков.

Батюшка Иван в углу сцены гладит Антонину по ягодицам. Она, в свою очередь гладит его член через ткань сутаны. Она делает это столь умело, что его пенис становится достаточно жестким, и начинает нескромно выпирать, комично задирая ткань сутаны. С другой стороны на происходящее смотрит градоначальник. Он выглядит высокомерной и отстраненной от происходящего персоной, но в какой-то момент его возбуждённый член показывается в разрезе халата. В противоположном углу грустная градоначальница в одиночестве ласкает себя.

Когда в зал прорывается предпоследний музыкальный повтор ми мажор, то есть на два тона выше остальных, сцена освещается до максимума, и «племянник», внезапно излечившийся от своей застенчивости, бросается на Арину, которая тут же подставляет ему свою задницу. Он, стоя на четвереньках трахает её, чтобы обрызгать её ягодицы и спину большой струей спермы.

ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОЕ ОБРАЩЕНИЕ К ЗРИТЕЛЯМ

Актрисы и актеры приветствуют друг друга и зрителей.

Батюшка Иван. Наша пьеса окончена. Надеемся, вам понравилось, и вы хоть немного возбудились. Но для троих из вас, наших любимых зрителей, это ещё не конец. Внимательно посмотрите на номера ваших входных билетов. Арина своей невинной ручкой вытянет из моей шляпы три записки с номерами. Победители получат удовольствие от умелых и сладострастных язычков Антонины, Арины и госпожи градоначальницы под завистливыми взорами глаз всех остальных. Возвращайтесь к нам почаще. Удача неминуемо улыбнется и вам.


2109   18 28004  21  Рейтинг +10 [6]

В избранное
  • Пожаловаться на рассказ

    * Поле обязательное к заполнению
  • вопрос-каптча

Оцените этот рассказ: 60

Комментарии 4
  • Norinko
    Norinko 355
    27.04.2021 19:06

    Хм. И что это было? Какой-то "Третий сон Веры Павловны".

    Ответить 0

  • ge35
    ge35 2589
    27.04.2021 20:17
    Виват. Я сейчас при посредстве светового луча вернулся домой в далёкое созвездие Тау Кита.
    Тут живут, между прочим, по-разному,
    товарищи мои по разуму.
    Для них я пьесу эту написал,
    как отчёт о жизни земляной.
    Покамест я в анабиозе лежу,
    Те таукитяне буянят, пьесу мою обсуждают.
    На Тау Кита
    Чегой-то не так: Там таукитайская братия
    Свихнулась, по вашим понятиям.
    Стыдно в маму пихать.
    Мне вкратце они намекнули.
    Я крикнул в ответ: «Галактике стыдно за вас!»
    В запале я крикнул им: мать вашу, мол!..
    Но кибернетический гид мой
    Настолько буквально меня перевёл,
    Что мне за себя стало стыдно.
    Сигнал посылаю: «Вы что это там?»
    А меня посылают обратно.
    «Мы братья по полу, — кричу, — мужики!
    Ну что…» Тут мой голос сорвался,
    Я таукитянку схватил за грудки:
    «А ну, — говорю, — признавайся!..»
    Она мне: «Уйди!» — говорит,
    Мол, мы впереди — после этих землян,
    Не хочем с мужчинами знаться,
    А будем теперь почковаться!

    Ответить 0

  • %C0%EB%E5%EA%F1%E0%ED%E4%F077
    03.05.2021 12:06
    Ну и пьеса! Круто

    Ответить 1

  • ge35
    ge35 2589
    03.05.2021 13:31
    Спасибо. Найти бы ещё клуб, где её поставят! О театре скромно промолчу.

    Ответить 0

Зарегистрируйтесь и оставьте комментарий

Последние рассказы автора ge35

Рады вас видеть на BestWeapon — мир проникнутых эротикой повестей и порно приключений. У нас вас ожидают самые откровенные повествования. Перед вами хранилище лучших доступных порно сочинений рунета. За время продолжительного существования ресурса была собрана уникальная подборка авторских сочинений, которая полностью в вашем распоряжении. Вдобавок вашему вниманию рекомендуются разнообразные рассказы и факты из мира эротики и секса и интернет-форум для дискуссии самых трепетных тем. Наши раскованные повести рассортированы по категориям, а улучшенная система поиска быстро поспособствует вам отыскать необходимое. Если же вы сочинитель, то вы сможете опубликовать сочинение, посоревноваться в рейтинге сочинителей, и ваши выдумки обретут известность и признание у множества тысяч наших пользователей. Приятного просмотра!